Опубликованы воспоминания о Викторе Ивановиче Сарианиди

Анонс:

Этого знаменитого археолога коллеги называли «новый Шлиман»...

Опубликованы воспоминания о Викторе Ивановиче Сарианиди

Археолог Виктор Иванович Сарианиди, которого коллеги называли «новый Шлиман», считал, что археология – счастливая наука. Счастливая она потому, что разведки и раскопки могут одарить ученого результатом, неоспоримым в его наглядности, а значит и особенно сильным по приносимому им ощущению. Один из коллег Виктора Ивановича, кандидат исторических наук, российский востоковед Сергей Алексеевич Панарин опубликовал воспоминания о совместной работе с великим археологом и первооткрывателем.

Панарин за годы совместной работы с Сарианиди был и землекопом, и лаборантом, и художником. Наиболее важным и наиболее дорогим из этапов совместной работы Панарин называет полевой сезон 1964 г. в Геоксюрском оазисе в Туркменистане.

Рассказу о полевом сезоне предшествует краткое описание жизни археолога до этого момента. Эта глава произведения называется «От родителей и рождения до работы на Геоксюре».

Как рассказывала автору сестра Виктора Ивановича Инна, фамилия Сарианиди на русском некогда писалась как Сарияниди. Так ее писал, и отец ученого, Иван Панайотович, родившийся недалеко от турецкого Трабзона в селе Гюмишхана. Матерью Виктора была понтийская гречанка Афина Васильевна – уроженка Ялты. Именно там, в Ялте, встретились и поженились отец и мать будущего археолога, оттуда они перебрались в Ташкент, где 23 сентября 1929 года у них родился сын Виктор.

В 1947 году Виктор поступил на исторический факультет Среднеазиатского государственного университета в Ташкенте (САГУ). Там он близко сошелся с Вадимом Массоном, чей отец заведовал в САГУ кафедрой археологии и руководил Южно-Туркменистанской археологической комплексной экспедицией (ЮТАКЭ). В разных ее отрядах – в разведке на Мешед-Мисрианской равнине, на раскопках городища Султан-кала в Мервском оазисе и первой парфянской столицы Нисы в Багире – Сарианиди работал в 1949–1954 годах. В тот же период вышла и его первая научная публикация.

В 1949 году в составе ЮТАКЭ был образован специальный XIV отряд для изучения древнеземледельческих поселений, который пять лет спустя занялся исследованием памятников древней дельты Мургаба. В его состав входил и Сарианиди. Так он впервые попал в те края, где в 1972 году открыл свой прославленный Гонур-I. Но тогда еще археологи не добрались до Гонурского оазиса, поскольку целиком сосредоточились на раскопках памятников раннего железного века Яз-депе и Тахирбай-3.

И Вадим Массон, и вошедший в состав отряда Игорь Хлопин, и другие его участники трудились не покладая рук; но настоящим фанатом раскопок был худощавый греческий парень с черным вьющимся чубом. В те начальные годы своего археологического восхождения и позже, на Геоксюре, он, чем бы ни был занят на раскопе – перебрасывал ли отвалы, искал ли сырцовые стенки, зачищал ли погребения – работал всегда так, что никто не мог с ним сравниться. Вдобавок и полевой сезон длился у него дольше, чем у остальных, растягиваясь на полгода и более. Поэтому для него на несколько лет домом стало «поле» с его минималистским жизненным укладом: с раскладушкой на такыре под звездным небом и спальником на ней, с тентом для тени от палящего солнца. Частенько все личное имущество ученого состояло лишь из казана и паяльной лампы.

В 1955–1962 гг. XIV отрядом ЮТАКЭ был исследован заброшенный еще в древности оазис с земледельческими поселениями эпохи энеолита, расположенный в 24 км к востоку-северо-востоку от г. Теджена и по имени близлежащего железнодорожного разъезда названный Геоксюрским. В работах активно участвовал и Виктор Иванович. Геоксюрские материалы легли в основу его кандидатской диссертации «Земледельческие племена Юго-Восточной Туркмении», защищенной им в 1963 г.

Далее Панарин рассказывает о совместной работе с Сарианиди в 1964 году и сообщает, что всего в Геоксюрском оазисе было выявлено девять долговременных поселений и несколько скоплений керамики, свидетельствовавших о непродолжительном проживании. У семи из девяти поселений были установлены местные туркменские названия, и все они получили общее наименование «Геоксюр» с порядковой нумерацией каждого. Поселения значительно колебались по площади: миниатюрное Дашлыджи (Геоксюр-8) уложилось в 0,5 га, размеры собственно Геоксюра (Геоксюр-1), оцениваются в 10–12 га. С помощью аэрофотосъемки удалось выявить русла дельтовых протоков и древних каналов, после чего бульдозерами были прокопаны поперечные руслам траншеи для выяснения особенностей водотока.

История жизни в оазисе разделяется на дашлыджинский, ялангачский и, собственно, геоксюрский этапы, названные по наиболее характерным памятникам. Расцвет оазиса пришелся на ялангачский этап: тогда были обжиты все поселения, за исключением оставленного Дашлыджи. В их архитектуре появляются обводные стены толщиной до 1 м и круглые в плане здания диаметром от 3 до 6 м. Этот этап отмечен расцветом коропластики. Ее наиболее известный образец – крупная статуэтка сидящей Богини-Матери с росписью из концентрических кругов на бедрах, найденная на Ялангаче. В геоксюрский период жизнь постепенно замирает повсюду, кроме Геоксюр-депе, вобравшего в себя переселенцев из заброшенных поселков. Причина — миграция русловых протоков и снижение их уровня, приведшие к острой нехватке воды для орошения полей. Из-за неблагоприятных изменений гидрологического режима в дельте Теджена земледельцы оазиса в конце концов были вынуждены покинуть земли, освоенные их предками двумя тысячелетиями ранее. Они мигрировали вверх по течению реки, основав вблизи от тогда еще полноводного притока поселение, сопоставимое с Геоксюром-1 по размерам (около 10 га). Его остатки носят сейчас название Хапуз-депе, а расположен этот памятник в 18 км к югу от Геоксюрского оазиса. Его прямую родственную связь с Геоксюром финальной стадии существования последнего доказали материалы, полученные в 1965 году, хотя последние раскопки на Геоксюре завершились осенью 1964 года.

Одной из главных черт характера Сарианиди Панарин называет отсутствие не то что грубости, но даже и просто фамильярности. Независимо от продолжительности знакомства и степени близости, археолог всегда говорил «Вы» тем, кто был моложе и кто не занимал равного с ним положения. Он был очень терпимым в отношениях с людьми простыми, с начинающими в науке, а также с теми, кто был далек от сферы его научных интересов. Но был более требователен к людям, близким по кругу занятий, особенно к тем, кого считал равным по положению в научной иерархии. Так, Сарианиди вел ожесточенные дискуссии со своими друзьями Игорем Хлопиным и Вадимом Массоном.

Открытия Сарианиди, сделанные им в древней дельте реки Мургаб на территории Марыйского велаята в Туркменистане, стали одними из самых знаменитых археологических сенсаций ХХ века. Ученому на основе археологических данных удалось убедительно доказать мировому научному сообществу, что Древняя Маргиана была пятым центром мировой цивилизации наряду с Месопотамией, Египтом, Индией и Китаем.

В 2000 году Виктор Иванович стал гражданином Туркменистана, а в 2001 году получил Международную премию имени Махтумкули. 13 октября 2012 года археологу было присвоено звание «Почетного академика Академии наук Туркменистана».

Сарианиди продолжал работать вплоть до самой смерти, наступившей 22 декабря 2013 года. Последней работой ученого стали раскопки на юго-западе Гонур Депе за пределами обводной стены.

Роман Тепляков

Источник: turkmenistan.gov.tm

554
Нет комментариев. Ваш будет первым!