Древняя Новая Ниса

6 мая 2013 - Администратор
Еще издали, на фоне синеющей гряды Копетдага, на повороте дороги из Ашхабада в Багир, внезапно развертывающем перед нами всю панораму гор, начинают вырисовываться волнистые очертания двух больших холмов, бывших когда-то богатым городом. 
 
Как зоркие стражи теперь стоят они по обе стороны поселка, щедро расплескавшего между ними зелень своих садов и огородов. В этот раз мы расскажем о Новой Нисе - первом из этих холмов, не менее интригующем ученых своими тайнами. 
 
 
Чем ближе подъезжаем к нему, тем различимее становятся очертания глинобитных стен, полукруглых башен и опоясывающее его подножие широкого рва, некогда наполненного водой. Виднее становятся и следы разрушений: местами совсем обвалившиеся стены, покрытые рытвинами, и оплывшие башни, зияющий провал стоявших когда-то здесь ворот. Но этот давно заброшенный город все еще производит впечатление грандиозности и величия. Люди, жившие здесь, также страдали, любили, надеялись на лучшее и не раз защищали свою жизнь и город от завоевателей. 
 
На сегодняшний день две мощные парфянские крепости, расположенные на расстоянии двух километров друг от друга, включены в Список всемирного наследия ЮНЕСКО и более шестидесяти лет находятся в сфере пристального внимания историков и археологов. Первые раскопки Южно-Туркменистанской археологической комплексной экспедиции (ЮТАКЭ) состоялись здесь в 1946 году, и с тех пор не было года, чтобы сюда не приезжали ученые. Но основные исследования были сосредоточены на Старой Нисе и сделанные там яркие открытия произведений древнего искусства на длительное время заслонили Новую Нису, почти забытую и гораздо менее известную. 
 
Как это ни парадоксально, но Старая Ниса гораздо моложе Новой. Археологи установили, что самые ранние следы человеческой деятельности на месте Новой Нисы относятся к IV-II тысячелетиям до новой эры. В VI веке до новой эры при первых Ахеменидах здесь уже стояло крупное поселение - пограничная крепость, преграждавшая путь воинственным кочевникам с севера. Была она и при Александре Македонском, и при его преемниках - Селевкидах, а расцвела и превратилась в огромный античный город площадью около 18 гектаров во времена Парфянской империи. Потомки первого парфянского царя Аршака - вождя кочевого племени дахов-парнов, считавшие Нису колыбелью своей великой державы, построили здесь храм и царский некрополь, а во II веке до новой эры воздвигли неподалеку особый священный город Митридаткерт - тот, что теперь именуется Старой Нисой. Эпоха могущества Аршакидов была довольно долгой - более трех столетий, на протяжении этого времени процветала и Ниса. 
 
«После установления власти Сасанидов, - рассказывает доктор исторических наук, известный археолог Виктор Пилипко, - для парфян настали черные времена. В первые годы своего правления, когда их власть была ещё не очень крепка, Сасаниды привечали представителей парфянских родов, поддерживавших их в борьбе с Аршакидами, но, окрепнув, они неумолимо стали искоренять парфянскую вольницу. Притеснениям стали подвергаться не только представители рода Аршакидов, но и все парфяне. С политической карты страны исчезло название Парфия. Места исконного обитания этого народа стали называться Абаршахром (Верхней страной) или Хорасаном. Гордиться своим парфянским происхождением в Сасанидском государстве стало опасно для жизни. Народ вынужден был отказаться от своего имени, а всех жителей древней Парфии стали безлично именовать хорасанцами. К концу своего правления Сасаниды добились поставленной цели - память о парфянах, казалось, исчезла навсегда. Людей, говоривших на парфянском языке и называвших себя парфянами, в мире не стало. Но народ как таковой в действительности не исчез, меняя своё название, язык и обычаи, он продолжал жить на своей земле и в жилах современных туркмен течет значительная доля парфянской крови. 
 
Преемственная связь многих поколений, проживавших на землях Южного Туркменистана, еще более явственно прослеживается при изучении местной культуры, и это в значительной мере объясняет живой интерес современного населения к культуре древней Парфии, которое рассматривает её как неотъемлемую часть своего прошлого». 
 
В отличие от Митридаткерта, где остатки сооружений парфянской эпохи не были перекрыты поздними наслоениями, жизнь Новой Нисы продолжалась еще много веков после падения державы Аршакидов в 224 году новой эры. Правда, был перерыв продолжительностью более двух веков, вызванный, скорее всего, негативным отношением к этому городу новых властителей державы - Сасанидов. Город быстро пришел в упадок и опустел. Лишь во второй половине V века, судя по средневековым письменным источникам, его восстановил сасанидский царь Фируз, оценивший удобное местоположение Нисы. А в 651 году город со всей прилегающей округой вошел в состав Арабского халифата. 
 
Уже в IX-X веках здесь были все признаки процветания, о чем свидетельствовало немало путешественников и географов той поры. Один из них ал-Макдиси писал: «Ниса - город обширный, здоровый и красивый, изобилующий водой и жизненными благами. В нем деревья переплетаются друг с другом, их плоды прекрасны; соборная мечеть изящна, хлеб чист, базар расположен рядами, на нем встречаются ценные и редкие вещи. Здесь один язык и постоянная дешевизна. Есть литература и генеалогия, храбрость и недоступность для врагов». В IX- X веках Ниса является второй после Туса житницей Хорасана. Из нее вывозят «хлопчатобумажные одежды, меха лисиц, шелк и одежды из него, кунжут и масло из него». Она славится своими баклажанами: «Нет подобных баклажанам Нисы», - говорится у Макдиси. 
 
Интенсивный рост города происходил в XI-XII веках, когда он принадлежал государству Великих Сельджуков. Бедствия начались позже, в годы вассальной зависимости от государства Хорезмшахов. В начале XIII века правитель Хорезма Мухаммед II приказал разрушить непокорную Нису. Часть ее мощных крепостных стен была уничтожена, дома горожан разорены, а условия жизни в еще недавно прекрасном месте настолько ухудшились, что город превратился в место ссылки для политических противников Хорезмшаха. Тем не менее, когда на Среднюю Азию двинулись полчища Чингиз-хана, хяким Нисы мобилизовал все силы для восстановления крепостных стен и организовал оборону города. 
 
Больше двух недель с помощью двадцати катапульт монголы осаждали Нису и только, пробив брешь в стене, смогли ворваться в город и перебить его защитников. Но уже в следующем, 1221 году, последний Хорезмшах Джелал-ад-дин разбил монголов у Нисы и городские стены были восстановлены, однако до мира было еще далеко. В течение пяти лет город пылал в огне междоусобных войн, пока весь Хорасан не вошел в состав монгольского государства Хулагуидов. 
 
В XVI-XVII веках хивинские ханы ведут борьбу за подчинение туркмен, которые заняли уже большое пространство на восток от Каспийского моря. В 1629 году Нисой овладел хан Хорезма Исфендиар. И еще не раз «красавица Ниса» переходит из рук в руки. Даже после того, как шах Аббас, не будучи в состоянии удерживать за собою эти беспокойные земли, граничащие с пустыней, фактически отказался от нее, в 1688 году Нисой снова стремится завладеть Надир-шах. В это время оживляется торговля с Хорезмом и Россией. Все более посещаемым становится путь к низовьям Волги. Оттуда в 1714 году приходят и российские купцы. Когда русские послы Михайло Тихонов и Алексей Бухаров посетили Нису, она еще была сильной, неприступной крепостью. 
 
После монгольского нашествия Ниса сравнительно быстро оправилась, но все последующие столетия разделяла участь всего этого региона, то есть переходила из рук в руки различных деспотов и завоевателей. Все это никак не способствовало развитию города, и к XIX веку, когда сюда попали первые европейцы, они увидели только маленькое селение Багир неподалеку от оплывших развалин огромной средневековой крепости. 
 
Но всхолмленный микрорельеф позволял легко угадывать, где прах руин хранит под собой остатки нижних частей былых зданий, сложенных из старинного, хорошего качества плоскоплиточного квадратного жженого кирпича, который интенсивно добывался много лет подряд багирцами на продажу в связи с большим спросом на него со стороны военного инженерного ведомства, отстраивавшего тогда европейскую часть Ашхабада. 
 
Этот промысел не затронул Старой Нисы, поскольку там жженый кирпич встречался очень редко. В растущих год от года количествах окрестными жителями стала развозиться на поля селитроносная земля верхних культурных слоев цитадели Новой Нисы, причем разрушались целые горизонты со всеми заключенными в них памятниками материальной культуры. Остальная площадь городища запахивалась все больше и больше, навсегда утрачивая свой археологический микрорельеф. Только отсутствие селитроносности и воды спасало Старую Нису от подобной участи, которая, однако, была превращена в мишень артиллерийского полигона. Одновременно и Новая Ниса использовалась во время маневров для обучения солдат, как надо брать штурмом кручи ее полуоплывших огромных стен. Из предполагаемой полусотни башен-бурджей, располагавшихся вдоль внешнего периметра городища, на сегодняшний день осталось только две. 
 
От Нисы последних эпох дошли до нас величественные даже в руинах остатки ее мощных крепостных стен со следами бесчисленных разновременных надстроек, ремонтов и заделок брешей на отдельных участках то пахсой, то комьями земли, то кирпичом, то камнями, свидетельствующими о беспокойной жизни города на протяжении столетий. 
 
Об этом говорят также найденные в большом количестве в верхних культурных слоях раскопов и прямо на поверхности каменные ядра разных размеров как камнеметной, так и порохострельной артиллерии. 
 
Завоеватели не сумели обеспечить дальнейшее существование города, который в итоге оказался покинутым жителями. Одни из них ушли в Иран, другие разошлись по Ахалу, часть поселилась в Анау, куда увезены были и замечательные, мощные крепостные ворота, состоявшие из двух огромных полотнищ. Опустели окрестности Нисы, а некоторая ее часть заросла камышом. 
 
Судя по многочисленным разнообразным археологическим находкам, интенсивной жизнедеятельности Новая Ниса достигла во второй половине XIII - XIV веков, в пору распада монгольского государства Хулагуидов и вхождения в состав самостоятельного местного туркменского владения Аргун-шаха и его преемников. Тогда очень густо были заселены цитадель и кала и Новая Ниса, несомненно, представляла собой ядро города. В городе снова начинается подъем разного вида ремесленного производства: производство жженого кирпича, керамическое, стеклодувное, железоделательное, медеплавильное. 
 
Верхние культурные слои крепости Новой Нисы все же позволили археологам ЮТАКЭ сделать определенные выводы об истории жизни людей в городище. Наблюдения ученых показали, что в XV веке Новая Ниса была довольно густо заселена, причем наиболее богатый археологический материал давал участок к северо-востоку от цитадели, где, возможно, размещался квартал с домами очень зажиточных горожан того времени. Здесь встречены в изобилии фрагменты высокохудожественной кашинной керамики XVI века с обилием зооморфных элементов, причем на нисийской керамической утвари попадались различные изображения животных и птиц, вплоть до фантастического феникса. Особенно хороша была посуда первой половины этого столетия, подражающая по манере и мотивам росписи китайскому фарфору типа «кобальт». Поражало и достаточное количество привозного настоящего китайского фарфора, среди которого встречались предметы с клеймами императорского завода. Экспедиции удалось собрать коллекцию изразцовых облицовочных кирпичиков, голубой поливы. Находки этих изразцов являются показателями возведения в Нисе в XVII столетии архитектурных сооружений с изразцовыми декорациями. 
 
Из зданий этого периода были частично раскопаны наполовину уже уничтоженные остатки восточной бани с интересной обогревательной системой проходящих под ее полом каналов; пятью разных размеров бассейнами для воды, находящимися на разных уровнях; вмурованными в пол большими хумами. Стены бани сложены из камня и покрыты 11 слоями штукатурки. Второй и последний из этих слоев были украшены красочными росписями, причем нижняя из них является одной из наиболее ранних из найденных в Средней Азии росписей подобного рода. 
 
 
 
Фрагменты поливной керамики встречаются и сегодня на окраинах современного Багира, отмечая собой границы былых усадеб. Наряду с этой массовой керамикой на территории Новой Нисы была отмечена роскошная тонкостенная посуда на кашинной основе типа «верамин». Ко второй половине XIII века относятся и обнаруженные в 1946 году среди руин богатого дома в арке цитадели прекрасные расписные люстровые изразцы так называемой кашанской школы в форме крестов, покрытых темно-синей поливой, и восьмилучевых звезд (форма, повторяющая герб современного Туркменистана) с изображением в одном случае старца, в другом - юноши у пруда. По краю звезд идет тонкая полоска с персидскими стихами почерком насх. Обе звезды изготовлены в XIII веке и теперь хранятся в коллекции Главного национального музея Туркменистана. 
 
В XIX веке заканчивается история города Ниса и начинается история ее развалин, которая, как и первая, могла быть сконструирована лишь по тем кратким, случайным фразам, оброненным по поводу нее кем-либо из редких путешественников или по рассказам местных жителей, привлеченных видом ее развалин. 
 
Наметившиеся в результате разведочных работ 1946 года на Новой Нисе общие контуры периодизации ее истории требуют дальнейшей проработки и уточнения при помощи новых датированных материалов, которые ученые обязательно найдут в новых полевых сезонах. 
 
В последние несколько лет при поддержке и содействии Национального управления Туркменистана по охране, изучению и реставрации памятников истории и культуры Виктор Николаевич Пилипко возобновил изучение парфянских слоев Новой Нисы. Свои исследования этого уникального городища планируют и его итальянские коллеги из Туринского центра археологических раскопок. Можно не сомневаться, что Новая Ниса находится сегодня накануне больших открытий, которые прольют свет на еще неизученные страницы истории Туркменистана.
 
Александрина ЕВСТИГНЕЕВА,
фото Х.МАГАДОВА

← Назад