Дагдан - священное дерево Туркменистана

1 августа 2014 - Администратор

Деревья, как и ряд других объектов неживой природы, флоры и фауны Туркменистана, занимают значительное место в легендах и верованиях туркмен, сохранившихся с далёких доисламских времён. Часть из них – отголоски древних представлений оседлого земледельческого ираноязычного населения Центральной Азии дотюркского периода, у которого культ растительности занимал особое место (достаточно вспомнить образ покровителя земледельческих культур Баба дайхана).

Многие элементы быта и культуры предшествующего этнического пласта были восприняты новым, тюркоязычным населением, вобравшим в себя и часть самого этого этноса.

Так, даже представление о мифическом древе жизни древних иранцев "дэрэхте хейят", где каждый появляющийся и отмирающий листок олицетворял живущего на земле человека, перешло в виде тюркоязычной кальки омур агаджи в мифологию туркмен. По суеверным представлениям последних, звон в ушах у того или иного человека возникает тогда, когда со смертью кого-либо соответствующий лист с его именем отрывается от ветки этого дерева и, медленно кружа, падает на землю, по пути задевая листья с именами его тезок.

Естественно, деревья, как культурной, так и дикой флоры Туркменистана, играли и играют значительную роль в повседневной жизни туркмен, особенно в земледельческих районах как источник питания и отопления, а также строительный материал. 

Особое место в туркменской флоре занимает дагдан – дерево, встречающееся лишь в горной местности и то сравнительно редко. В научной литературе оно известно как каменное дерево или каркас кавказский. Дагдан особенно любит горные распадки, где в каменистых трещинах скапливается дождевая вода. Описывая в одном из стихотворений гору Хасар, что в Гаррыгалынском районе Туркменистана, великий Махтумкули, в частности, упоминает, что она - «били дагданлы», то есть «опоясанная дагданами».

 



Необычное свойство древесины этого довольно невысокого, не более 4–5 метров, дерева – чрезвычайная крепость и устойчивость перед гниением – давно было замечено человеком. Поэтому дагдан, наряду с арчой (можжевельником), использовался в качестве несущих балок при строительстве домов, а также при изготовлении некоторых хозяйственных предметов длительного пользования: например, деревянной основы верблюжьего седла (хатап), ткацкого берда (гылыч), ручек для вращения каменного жернова и т. д. Но наибольшую известность среди поделок из дагдана с давних времён получили амулеты от сглаза, известные под тем же названием, что и дерево, из которого изготавляются. Беленькие, привлекающие взгляд, и, подобно бронежилету, нейтрализующие его «вредоносность», коль он недобрый, по прошествии лет и десятилетий они желтеют, а потом и коричневеют.

 



О дагдане, как защитном амулете, на юге Туркменистана распространён следующий сюжет. Некий джадыгой (колдун) решил продемонстрировать свою магическую силу и, увидев приближающегося верблюда, сосредоточил на нём свой взгляд, уверив окружающих, что верблюд от его взгляда должен упасть. Однако верблюд лишь споткнулся, но не упал. Колдун очень удивился этому, но потом выяснилось, что деревянная основа седла на верблюде была сделана из дагдана. От взгляда джадыгоя на ней образовалась трещина, но животное не пострадало.

Дагданы - амулеты имеют самые различные формы: тыквочек, колёсиков, грибов, гребней, символических бараньих рогов (гочак), мундштуков и т.п. Поверху по ним в качестве украшения вырезаются примитивные узоры, а в последние двадцать - тридцать лет узоры эти иногда и раскрашиваются. Женщины носят их на груди, у детей и некоторых стариков они пришиваются к тюбитейке. Над входом в жильё или на воротах в качестве амулета можно встретить и просто кусок дерева дагдан. За использование в магических целях дагдан в народной традиции получил название священного дерева (кераматлы агач), хотя некоторые из собеседников относили его к разряду «нечистых деревьев (харам агач), что также вполне объяснимо в связи со спецификой использования дагана против «дурного», «нечистого» глаза.

Сергей ДЕМИДОВ
 

← Назад