Посол Украины Валентин Шевалёв: «Строительство самых сложных инфраструктурных объектов в Туркменистане осуществляют именно наши компании»

3 сентября 2016 - Администратор
article5687.jpg
Посол Украины в Туркменистане Валентин Шевалёв рассказал о туркменском газе, украинских проектах в Туркменистане и о перспективах возобновления прямого авиасообщения между Киевом и Ашхабадом.

Вопрос: Еще несколько лет тому назад Украина подтвердила заинтересованность в возобновлении поставок туркменского газа как альтернативного источника. Почему наступило затишье в этом вопросе?

Ответ: Был период, когда наш товарооборот исчислялся миллиардами, за счет поставок туркменского газа. Президент Гурбангулы Бердымухамедов был не против возобновления поставок газа в Украину. Но при этом туркменская сторона исходила из того, что сначала надо согласовать условия транзита с РФ, ибо российская ГТС — единственный путь, по которому туркменский газ может попасть в Украину. С Россией пытались договориться еще в 2011-2012 гг. Но она не хочет пропускать эти потоки через свою территорию.

Кстати, у НАК «Нафтогаз» остался долг перед Туркменистаном за поставленный еще в 2006 г. газ – $670 тыс., который компания до сих пор не может погасить. Тем не менее, представительство «Нафтогаз» в Ашхабаде существует, отслеживает ситуацию в стране и постоянно информирует материнскую компанию обо всех тендерах в нефтегазовой отрасли.

Как альтернативный вариант, существует путь Туркменистан-Иран-Украина, но над ним надо работать. А также — поставки через LNG-терминалы. Хотя, если сжиженный газ перевозить по маршруту Туркменбаши-Баку-Поти-Черноморск, то его себестоимость будет «бриллиантовой». Между прочим, нам срочно нужно решать транспортный вопрос, существующего «паромного флота» недостаточно. По этому вопросу я хочу встретиться с министром инфраструктуры.

В: А заинтересован ли Туркменистан в поставках газа в ЕС?

О: Да. Туркменистан поддерживает почти все европейские проекты. Но все попытки этой страны выйти с газом через Транскаспийский магистральный газопровод в Европу (транзитом через Азербайджан) пока ни к чему не привели. И это несмотря на то, что еще в 2011 г. Жозе Мануэль Баррозу, а затем Марош Шефчович (тогдашние председатель Еврокомиссии и его заместитель — Авт.) приезжали в Туркменистан и обещали всяческую поддержку.

Казахстан и Азербайджан не имеют никаких возражений по этому вопросу, однако РФ категорически против и аргументирует свою позицию неопределенным статусом Каспия (международное морское право не распространяется на внутреннее море). Иран также не в восторге от перспектив выхода туркменского газа на Европу, поскольку он станет конкурентом иранскому.

В: Как на данный момент происходит делимитация Каспия?

О: Статус Каспийского моря обсуждается уже 19 лет и пока почти безрезультатно: договорились лишь об экономических зонах, зонах вылова.

На одной из встреч руководителей прикаспийских государств в Баку, три года назад, Президент Туркменистана сказал: «Это дело двух государств, по акватории которых может проходить газопровод». Президент Азербайджана Ильхам Алиев был солидарен с ним в этом вопросе. Кстати, от крайней туркменской вышки до первой азербайджанской — около 64 км. А значит, инфраструктура есть, и строительство может быть не очень затратно и весьма эффективно. Но пока ничего не происходит.

Года полтора назад шел разговор о том, что если на строительстве газопровода поднять флаг ЕС, то никто не посмеет ему препятствовать. Но, если РФ будет против, (а она будет против, так как это помощь Европе в диверсификации источников газа), то этот проект не реализуется. Хотя, если говорить о проектах ЕС с Азербайджаном, то им нужен туркменский газ, ибо у «Шах-Дениз-2» не хватит мощности. В сентябре этого года пройдет очередная встреча Глав прикаспийских государств. Посмотрим, каковы будут результаты.

В: Давайте поговорим детальнее о наших торгово-экономических отношениях. Одно время, госпредприятия Украины были заинтересованы в поставках турбин и компрессорных станций в Туркменистан. Есть успехи?

О: Конечно. НИПИ «Трансгаз» принимал активное участие в разработке проектно-сметной документации по МГП «Восток-Запад», построенного с использованием наших труб. Длинна газовой магистрали, от газокомпрессорной станции Шатлык (Марыйский велаят) до станции Белек – 733 км, а ее пропускная способность — 30 млрд. м³ газа/год. Это самый протяженный на территории Туркменистана газопровод. Компрессоры поставляло также «Сумское машиностроительное НПО». Сегодня много туркменских компрессорных станций работает на нашем оборудовании, осуществляется сервисное обслуживание. Украина занимает важное место в этой отрасли, которая на сегодня является определяющей для Туркменистана. Сейчас туркменская сторона всячески содействует строительству газопровода TAPI (Туркменистан-Афганистан-Пакистан-Индия), который оценивается в $33 млрд. Надеюсь, что в этом проекте будут востребованы украинские трубы и оборудование: у нас есть определенные преимущества по цене и качеству. Мы располагаем технологиями изготовления труб для сейсмических зон.

В: Как решен вопрос сотрудничества с Донбассом — раньше именно оттуда шли поставки труб?

О: Посольство помогло Северо-Донецкому заводу химического нестандартизированного оборудования решить вопрос по долгам ГК «Туркменхимия» перед украинской компанией — было предложено рассчитаться продукцией, которая производится на туркменском госпредприятии — карбамидом, что и было сделано. Теперь занимаемся мариупольским «Азовобщемаш»: Туркменбашинский комплекс нефтеперерабатывающих заводов объявил тендер на 100 вагонов-цистерн, для перевозки светлых нефтепродуктов, «Туркменхимия» — на 20, «Туркменгаз» — на 40, и мы хотим, чтобы наше предприятие выиграло его.

В: Наслышана об участии наших компаний в серьезных туркменских строительных проектах. Как Туркменистан оценивает наших специалистов?

О: Строительная отрасль занимает ведущее место в наших отношениях. В 2010-2013 гг. украинские компании ввели в эксплуатацию железнодорожный мост Атамурат-Керкичи, через реку Амударья. Нашими специалистами почти завершено строительство ж/д моста Туркменабад-Фарап, протяженностью 1750 м (самый длинный в стране), а также автомобильного моста Атамурат-Керкичи. В ноябре украинские строители заканчивают сооружение еще одного автодорожного моста, рассчитанного на 4 полосы, шириной 21 м и имеющего самое современное покрытие.

Должен отметить, что строительство самых сложных инфраструктурных объектов в Туркменистане осуществляют именно наши компании. Украинские специалисты построили взлетно-посадочную полосу и аэровокзальный комплекс в г. Дашогуз, терминал в аэропорту г.Туркменабад. В настоящее время строится железная дорога Туркменистан-Афганистан-Таджикистан, с двумя мостами, сооружением которых занимается украинская компания «Альтком». Суммарная стоимость объектов, ныне сооружаемых компанией, составляет $1,3 млрд.

Наша ассоциация «Интербудмонтаж» заканчивает строительство дренажно-коммуникационного тоннеля (протяженностью свыше 30 км) и канализационно-очистных сооружений в г. Ашхабад (300 тыс. кубов стоков/сутки). Это уникальное сооружение, единственное в Азии. Успешная реализация этого проекта открывает для украинской компании перспективы привлечения к реализации проекта строительства метров в г. Ашхабад. У «Интербудмонтаж» уже есть наработки. Участием в проекте заинтересовалась японская корпорация Sumitomo. Презентация планируется на ноябрь, в рамках Глобальной конференции по устойчивому транспорту, которая под эгидой ООН пройдет в Ашхабаде.

В: А что скажете по поводу нашего товарооборота?

О: Увы, товарооборот оставляет желать лучшего. И мы понимаем, что соками или маслом «Олейна» невозможно возместить поставки труб, исчислявшиеся контрактами на $350 млн. Но мы надеемся провести до конца года очередное заседание Совместной межправительственной украинско-туркменской комиссии по экономическому и культурно-гуманитарному сотрудничеству, в ходе которого рассмотреть перспективные направления увеличения взаимного товарооборота, в т.ч. возобновление поставок туркменских энергетических ресурсов на украинский рынок. В этой связи интересным является тот факт, что сопредседателем СМК с туркменской стороны является именно вице-премьер-министр, который курирует топливно-энергетический комплекс. В настоящее время это Ягшыгелди Какаев.

В: К сожалению, наша инвестиционная деятельность тоже носит ограниченный характер и исчисляется лишь сотнями тысяч долларов. В какие наши предприятия, проекты вложены туркменские деньги?

О: Львиная доля туркменских инвестиций, которые пришли в Украину, вложена в перерабатывающую промышленность (91,2%). В Харьковской области находится предприятие по производству комбикорма, который потом поставляется в Туркменистан. Туркменские средства вложены в предприятие по мясопереработке в Ивано-Франковской области. Это мясо тоже транспортируется в Туркменистан. Если говорить о новых инвестициях, то есть идея построить отель класса люкс в г. Трускавец и больницу в г. Моршин Львовской области. Речь о промышленном производстве пока не идет.

В: Украинские инвестиции в экономику Туркменистана также почти на нуле. Почему?

О: Это загадка. Одно время компания «Интерпайп» хотела сотрудничать с Туркменистаном. Речь шла о реставрации оборудования (обсадные трубы, нарезка новой резьбы, запорная арматура), но после 2013 г. интерес к этому почему-то угас. Наше посольство поднимало вопрос о заходе украинских компаний на Галкыныш — одно из крупнейших в мире газонефтяных месторождений, расположенное в Марыйском велаяте. Там успешно работают компании из ОАЭ, малазийская компания Petronas. И туркменская сторона предлагала украинским бизнесменам приходить со своим оборудованием, деньгами. Не идут… В свое время, был объявлен тендер в Туркменистане на строительство завода по производству технического йода. И опять из Украины никто не откликнулся.

Туркменистан располагает множеством полезных ископаемых, в т.ч. редкоземельных. И я верю, что придет время, когда Украина сможет инвестировать в разработку этих месторождений. Сегодня в Туркменистане все направлено на развитие собственной экономики. Любая местная инициатива находит поддержку государства. Если говорить об условиях для своих бизнесменов, то, к примеру, члены Союза промышленников и предпринимателей Туркменистана могут получить кредит на развитие дела всего под 1%.

В: Прошлой весной Вы встречались с Министром железнодорожного транспорта Туркменистана Байрамом Аннамередовым. Говорили о перспективах снабжения продукции нашего производства для потребностей туркменской ж/д отрасли. Удалось найти общий язык?

О: Весной «Крюковский вагоностроительный завод» поставил в Туркменистан 750 грузовых вагонов, на сумму более $50 млн. Имеется перспектива поставки следующей партии 750 грузовых вагонов, а также модернизации до 6000 грузовых вагонов. Недавно в Туркменистане построено пять элеваторов для хранения зерновых: все они снабжены нашими зерновозами — крюковскими. Представители Министерства железнодорожного транспорта Туркменистана приезжали также на «Харьковский вагоностроительный завод», но они пока в раздумьях. Помимо этого, есть идея создать на туркменской территории предприятие по ремонту и модернизации подвижного состава.

В: В начале 2015 г. Вы обсуждали с Министром здравоохранения и медицинской промышленности Нурмухамметом Аманнепесовым возможность создания украинско-туркменских фармацевтических предприятий. Есть уже наработки?

О: Пока все в процессе. Любое совместное предприятие, созданное на территории Туркменистана, будет успешным и конкурентоспособным, поскольку энергоресурсы там стоят очень дешево (к примеру, расход электричества в нашем Посольстве и резиденции Посла — всего 74 маната в месяц, или около $20). На туркменском рынке уже более 10 лет присутствует харьковский «ЛекХим», в последние годы — борщаговская «Фарма». Туркменистан заинтересован в производстве украинских лекарств, в т.ч. различных медрастворов. И есть предложение создать недалеко от Ашхабада такое производство. «ЛекХим» готов вложить 50% средств в строительство. Сейчас идея рассматривается руководством Туркменистана. Думаю, в среднесрочной перспективе все возможно. А пока Туркменистан закупает в Украине лекарственные препараты.

В: В течение последних лет проводились консультации о расширении сотрудничества в космической отрасли, в которых принимали участие Государственное космическое агентство Украины (ГКАУ) и Национальное космическое агентство при Президенте Туркменистана (НКАТ). Каков результат консультаций?

О: Увы, ничего нет. В свое время, в Туркменистан приезжал глава ГКАУ Юрий Алексеев. Вроде бы договаривались о совместной работе, но не вышло. У Туркменистана сразу сложилось сотрудничество с французами – компанией Thales Alenia Space. Они построили для Туркменистана спутник и обучали туркменский персонал, регулирующий полеты. Единственный вопрос, в котором мы нашли понимание с главой НКАТ Атаевом Алладурды, это направление туркменских студентов на учебу в Национальный аэрокосмический университет им. Жуковского в Харькове.

Что касается сотрудничества в авиаотрасли, то туркменской стороной сейчас рассматривается возможность закупки наших самолетов семьи АН для нужд региональных аэропортов страны.

В: Кстати, о самолетах. В 2015 г., на уровне Совместной межправительственной комиссии и вице-премьеров обеих стран, была достигнута договоренность возобновить полеты по маршруту Киев-Ашхабад. Но туркменская сторона отказала МАУ в регистрации из-за долгов «Аэросвита». СМК было решено, что долговой вопрос будет решаться юридическими и судебными путями. МАУ считает, что туркменская сторона не пускает к себе украинские авиакомпании, ибо не хочет конкуренции. Что происходит на самом деле?

О: Туркменская сторона идентифицирует МАУ и «Аэросвит» с одним бенефициаром. В Туркменистане есть комиссия, которая оценивает экономические риски и, когда МАУ подали документы в представительство Turkmenistan Airlines на регистрацию, им сказали «нет». В ответ те заявили: пока им не выдадут разрешение, туркменская авиакомпания летать не будет. А запрет на полеты для туркменской стороны оформил Денис Антонюк (экс-глава Госавиаслужбы), который ранее работал в МАУ.

В какой-то момент, Туркменистан предложил забыть о пене, которая наросла по долгу «Аэросвита», и МАУ оставалось выплатить сам долг — около $190 тыс. Главе МАУ Юрию Мирошникову было предложено письменно изложить процесс выплаты. Еще в апреле была информация, что заканчивается работа над проектом Меморандума, где будет прописано видение дальнейших отношений МАУ с туркменской стороной. Уже сентябрь, документа нет…

В: И какой выход из ситуации?

О: Украине надо было не закрывать небо, а вести переговоры. Вопрос открытия неба я обсуждал в Госавиаслужбе. Ведь, в Соглашении об авиасообщении между нашими странами не зафиксировано, что перевозчик должен быть один. В Госавиаслужбе пообещали, что проведут беседу с другими авиакомпаниями на эту тему. Как вариант, полеты могут быть из Харькова, Одессы, Львова. Некоторые туркменские специалисты считают, что можно запустить рейс, и не открывать представительство в течение 2-3 месяцев, по примеру Fly Dubai. Надеюсь, Госавиаслужба найдет способ провести демонополизацию в туркменском направлении: чтобы 2-3 компании получили разрешение на полеты по маршруту Киев-Ашхабад. Ибо, если мы говорим об уровне отношений между нашими странами и президентами, то отсутствие прямого авиасообщения — нонсенс.

Интервью брала Татьяна ОМЕЛЬЧЕНКО


 

← Назад