Перспектива – за продуктами глубокой переработки. С российско-туркменистанского бизнес-форума

4 мая 2017 - Администратор
article6386.jpg

Торговые связи Туркменистана с Россией характеризуются в последние годы всё более широким ассортиментом взаимопоставок. Но вопросы взаимной доступности рынков, особенно российского, для продукции широкого потребления уже который год остаются актуальными. Что обусловлено, прежде всего, условиями функционирования рынков обеих стран, растущей господдержкой туркменистанского экспорта несырьевой продукции и отсутствием этой страны в зоне свободной торговли СНГ в связи с провозглашенным в 1993-м нейтральным статусом.


Эти вопросы стали тематической основой двухстороннего бизнес-форума, состоявшегося в Москве. Поскольку Туркменистан остаётся вне ЕАЭС и ЗСТ Содружества (в ее составе – 10 стран), во взаимной торговле двух стран применяются экспортно-импортные пошлины, которые, по оценкам российских и туркменистанских экспертов, удорожают взаимный товарообмен как минимум на 10-13%. Как следствие, экспорт-импорт продукции обходится обеим сторонам значительно дороже в сравнении с взаимопоставками между странами ЗСТ или ЕАЭС.

Кроме того, система внутренней (как и внешней) торговли Туркменистана регулируется государством, и в этой связи импортные ассортимент и объем на предприятиях внутренней туркменистанской торговли зависят почти исключительно от прямой реализации межгосударственных внешнеторговых контрактов. В России же система внутренней торговли подверглась разгосударствлению еще в начале 1990-х, поэтому ассортимент российской и/или импортной продукции во внутренней торговле РФ определяют, как правило, крупные торговые, т.е. сетевые, компании, имеющие давно отлаженные связи с «выгодными» поставщиками, причем через посреднические структуры. Это, в свою очередь, увеличивает конечные розничные цены на продукцию самое меньшее на 15%. Доля же объема прямых поставок в эти сети (т.е. непосредственно от российских производителей или зарубежных экспортеров) не превышает 20%, в то время этот показатель во внутренней торговле Туркменистана – более 80%.

Поэтому, как отмечалось на форуме, главной проблемой для туркменских товаров широкого потребления, как, впрочем, для продукции того же профиля из других стран, остаётся «проникновение» в российские торговые сети. Упомянутая специфика российской торговой системы негативно влияет также на экспортный ассортимент РФ (и, соответственно, на его объем) для Туркменистана. Если точнее, доля посреднических структур (торговых, логистических и т.п.) в связях российских производителей товаров массового спроса с объектами внутренней торговли других стран, в том числе Туркменистана, остаётся преобладающей (не менее 65%). Что, естественно, ведет к удорожанию российской продукции во внутренней торговле стран-партнеров. Но эта схема в случае с Туркменистаном тем более невыгодна российским производителям, поскольку в этой стране сохраняется госрегулирование цен и тарифов. В такой ситуации сбыт российских товаров, поставляемых посредническими компаниями, весьма проблематичен. Ибо цена на эти товары в «конечной рознице» Туркменистана оказывается намного дороже как туркменистанских, так и многих иностранных аналогов.

Кроме того, Туркменистан всё активнее сокращает экспорт сырьевых товаров, на которые был не одно десятилетие сориентирован российский рынок (газ, химсырье, хлопок, шерсть, кожсырье и т.п.). Доля несырьевой продукции широкого спроса в туркменистанском экспорте в РФ и другие страны бывшего СССР возросла за 2000-2016 гг. почти вдвое – до 60%. Но, повторим, госрегулирование внешней торговли Туркменистана исключает посреднические ценовые «накрутки» с туркменской стороны, потому эта продукция оказывается на 25-30%, а то и наполовину дешевле того ассортимента, что имеется на российских прилавках. Потому торговым сетям в РФ едва ли выгодно увеличение в них туркменских товаров массового спроса.

Чтобы избежать ценовых «виражей» со стороны российских торговых сетей, туркменская сторона уже не первый год предлагает создать в Москве или Астрахани национальный Торговый дом, где её производители смогли бы не через посреднические схемы, а именно напрямую реализовывать свою продукцию (через Астрахань поступает преобладающая часть туркменского экспорта в РФ).

Это предложение поддержал советник гендиректора российского Центра международной торговли Александр Рыбаков. В то же время он, как и другие участники форума, отмечал низкий уровень информированности обеих сторон о потенциальных производственных и сбытовых возможностях предприятий РФ и Туркменистана. В этой связи рекомендовано наладить регулярный обмен бизнес-миссиями, расширить информационный обмен между регионами, отраслями, предприятиями двух стран.

Вице-президент Московской торгово-промышленной палаты Сурен Варданян подчеркнул, что «в Туркменистане проводится системная политика сокращения экспорта сырьевых продуктов и стимулирования глубокой переработки сырья, в том числе, например, текстильного и химико-текстильного. Соответственно, меняется традиционная товарная схема торговли с Туркменистаном, в которой эта страна прежде выступала в качестве экспортера продуктов невысоких переделов».

Похожие оценки высказали представители руководства Ашхабадского текстильного комплекса. Они отметили, что среднегодовой урожай сырца в стране достигает 1,1-1,2 млн. тонн, причем на 80% это «длинноволокнистое сырье, наиболее эффективное для изготовления высококачественных готовых изделий». Хотя один из основных рынков для этого сырья – российский, вместе с тем подчеркивалось, что страна будет и впредь сокращать экспорт текстильного и другого сырья, в отличие от продуктов его глубокой переработки. Что же касается инвестиций в местный легпром, их объем за последние 10 лет почти достиг 2 млрд. долл., и более чем на 60% это опять-таки государственные капиталовложения.

В то же время туркменская сторона заинтересована в долгосрочных инвестициях в проекты по развитию высоких переделов в национальном легпроме, как и по расширению его сырьевой базы. Хотя бы потому, что доля легпрома в совокупном ВВП страны превышает 15%. А за последние пять лет ассортимент готовой текстильной продукции на внутреннем рынке Туркмении, благодаря растущей господдержке отрасли, увеличился более чем на треть: это рекордный показатель в данной сфере для стран на постсоветском пространстве.

Тахир Атаханов, директор международного отдела Союза промышленников и предпринимателей Туркменистана, акцентировал внимание на целесообразности совместных с российскими партнерами высокотехнологичных проектов в легпроме. По оценке эксперта, наиболее перспективными секторами таких проектов являются производство медицинского текстиля, хлопчатобумажных тканей, химнитей и химволокон, а также комплексная переработка шерсти и кожсырья.

В рамках долгосрочной стратегии индустриализации экономики и экспорта Туркменистан увеличивает также производство и экспорт продуктов глубокой переработки нефтегазового и химического сырья. А ведь еще в начале 2000-х здесь доминировала сырьевая продукция. Т.Атаханов отметил, что темпы развития химпрома и нефтегазохимии в стране являются одними из максимальных в на территории бывшего СССР. Этот тренд обусловлен ростом внутреннего и зарубежного, в том числе российского, спроса ввиду ценовых и качественных параметров продукции туркменской нефтегазохимии. Ее поставки в РФ, по словам Т. Атаханова, могут существенно увеличиться, если будут идти по прямым торговым схемам и если туркменская сторона будет обладать подробной информацией о потребностях предприятий-потребителей данной продукции в РФ.

Сердар Актаев, глава бизнес-делегации Туркменистана, сообщил о программе комплексного освоения разнообразного химсырья в прикаспийском заливе Кара-Богаз-Гол. Он заявил также, что приветствуется российское участие в реализации этой программы.

Этот регион – кладовая разнообразного химического сырья, известная еще с времен Российской империи. Так, ресурсы мирабилита – дефицитной в РФ и в мире глауберовой соли – и смежного сырья в Кара-Богаз-Голе достигают минимум 25 млрд. тонн. Но уровень освоенности химресурсов бассейна – пока не более 20%.

Словом, динамика и ассортиментное наполнение двухсторонней торговли впрямую зависят не только от спроса-предложения, но и от систем регулирования как внутренней, так и внешней торговли. Все большее влияние оказывает также то, что Туркменистан всё активнее уходит от давней и, казалось бы, традиционной – сырьевой - специализации национальной экономики и экспорта.

 

← Назад