Говорят зарубежные участники конференции «Опыт Туркменистана в изучении и музеефикации археологических находок»

18 ноября 2014 - Администратор
article3787.jpg

В Ашхабаде завершила свою работу трехдневная Международная научная конференция «Опыт Туркменистана в изучении и музеефикации археологических находок».
Представительный форум был нацелен на ознакомление мирового научного сообщества с работой, ведущейся музеями страны по изучению, сохранению и популяризации историко-культурного Туркменистана.
Тематика секционных заседаний включала такие направления, как «Современные возможности в использовании новых технологий в музеефикации археологических  находок», «Консервация и реставрация древних произведений искусства», «Мировой опыт музейного дела», «Проблемы охраны и сохранения музейных ценностей», в ходе которых были заслушаны и обсуждены десятки докладов и сообщений. Многие из них носили практический характер, знакомя коллег с  международным опытом в ведении музейного дела.
Для участия в конференции съехались видные ученые - историки, археологи, антропологи, искусствоведы, а также реставраторы, эксперты и специалисты крупнейших музеев из 30 государств мира. Каждый из них мог бы рассказать много интересного о своей работе. Вот несколько интервью участников прошедшей конференции.

 

 


Давид Лордкипанидзе, профессор, Грузия


Я - Генеральный директор Национального Музея Грузии. В Туркменистане я первый раз и, честно говоря, восхищен всем. Отлично организованная, полезная конференция. Впечатлен общим уровнем культуры и тем, как в стране развивается археология и музейное дело. Мне кажется, что ваша страна подает очень хороший пример во многом. Сегодня мы посетили Институт культуры и я увидел как идет подготовка будущих реставраторов. Связи между министерствами культуры Грузии и Туркменистана находятся пока в начальной стадии и надеюсь, что мое участие в конференции будет хорошим стартом для дальнейшего сотрудничества.   
Национальный музей - это главный музей Грузии, он объединяет десять разных музеев и научных центров. Мы не только сохраняем и показываем миру, но и изучаем наше культурное наследие. Мы очень заинтересованы в международной кооперации, имеем много контактов, но с Ашхабадом пока не сотрудничали. На наши раскопки мы принимаем много молодых ученых из разных стран и были бы рады наладить подобное сотрудничество и культурный обмен с Туркменистаном.
Я сам веду раскопки в Дманиси - это каменный век, здесь найдены самые древние останки человека на территории всей Евразии. Это очень ранний вид, переходный от хабилиса к эректусу, останкам более 1 800 000 лет. Грузия очень богата археологическими памятниками разных периодов и мы хотим, чтобы они были известны миру. Археология должна объединять и мы будем стремиться к этому!
Я много путешествовал в своей жизни и могу сказать, что у вас здесь особенная, очень теплая атмосфера, очень доброжелательные люди. Видно, что Ашхабад развивается очень быстро и я рад это видеть, потому что мир должен развиваться в позитивную сторону и здесь как раз это чувствуется. Я с удовольствием еще приеду в вашу страну!

 

 


Ксения Михайловна Герасимова, филолог, Россия:

Я не археолог, не музейный работник, но была приглашена на конференцию, чтобы поделиться воспоминаниями о своем отце - Михаиле Михайловиче Герасимове, чьи труды имеют мировую известность и знакомы ученым многих стран. Археолог, антрополог, скульптор - он очень рано вступил на свою стезю и является автором метода, названного его именем. Метод Герасимова позволяет восстанавливать облик человека по его костным останкам. В Туркменистане также есть ученые, которые освоили метод Герасимова. Моя сестра, Маргарита Михайловна, антрополог и могла бы больше рассказать именно о самом научном методе, но в данном случае меня просили говорить о Михаиле Михайловиче как о человеке.
Когда праздновалось столетие со дня рождения отца, мы с сестрой подготовили книгу, которая называется "Я ищу лица". Она была издана Институтом этнологии и антропологии им. Н. Н. Миклухо-Маклая Российской Академии наук. Написала я и статью "Мой папа - волшебник", которая легла в основу моего выступления на конференции.
Бывает так, что художник владеет и темперой, и маслом, и графикой, но вы смотрите на его картину и говорите: "Да замечательно. Но ремесленник". Все папины работы без исключения одухотворены талантом. Отец великолепно владел анатомией. Он стал ходить в анатомический театр Иркутского медицинского института с 11 лет! В свое время папа прочитал Жоржа Кювье и заинтересовался тем, как по косточке можно восстановить облик животного. А раз это можно сделать с животным, то может быть и с человеком получится? Это могло быть просто фантазией и ни во что не развиться, но отец с детства шел к своей мечте.  
Чтобы доказать, что его метод работает, папа провел колоссальное количество опытов, связанных с криминалистикой. К примеру, человек пропадал и его не могли найти. Затем обнаруживли неизвестные останки, давали отцу и он восстанавливал облик этого человека. Сравнивали с фотографией - и обнаруживалось сходство. И вот из множества таких криминалистических опытов делался вывод - если совпадают облики современных людей, которые можно сверить по фотографии, то метод работает и в отношении людей прошлых эпох. Если он работает в отношении нашего современника Иванова, то он сработает и с Иваном Грозным!
По характеру папа был очень добрым веселым человеком, как говорится "поцелованным Богом". Он умел располагать к себе людей, излучал доброту. Здоровье папы было подорвано еще во время войны. Будучи в Ташкенте, куда эвакуировали Академию Наук, он перенес и брюшной тиф, и сыпной, и лихорадки всяческие. В конце жизни, когда он тяжело  болел (он скончался в 62 года, ушел из жизни достаточно рано), он никогда не жаловался, умел добрым словом подбодрить медицинский персонал. Все врачи, медсестры папу просто обожали.
Благодаря работам отца мы можем сейчас взглянуть в глаза Ярославу Мудрому и Ивану Грозному, Тимуру и Улугбеку, Андрею Боголюбскому и адмиралу Ушакову...

 


Роберт Спенглер, доктор наук, США:

Я из Университета Вашингтона в городе в городе Сент-Луис штата Миссури (США), сейчас преподаю в Берлинском археологическом Институте. Это уже второй мой визит в Туркменистан, первый раз я приезжал на Гонур-депе в составе группы итальянских археологов 4 года назад. Я работал на раскопках в Казахстане, Узбекистане и Таджикистане, а также в западной части Китая.
По специальности я палеоэтноботаник и занимаюсь изучением зерновых растений, которые произрастали в Евразии в древности, возделывались и распространялись на ее территории в период бронзового века.
Эта тема особенно актуальна в Туркменистане, где существует замечательный на мой взгляд Музей Белой Пшеницы. В 1904 году в Туркменистане, в Анау работала американская археологическая экспедиция под руководством Рафаэля Помпелли, так что наше научное сотрудничество насчитывает уже 110 лет. Археоботаника имеет в Туркменистане хорошие перспективы и я надеюсь еще поработать на ваших раскопках. История сельского хозяйства и возделывания зерновых имеет в Туркменистане многотысячелетнюю историю. Мы хотим проследить как возделывание зерновых распространялось из очагов древнего земледелия на территории, которые населялись кочевыми и полукочевыми племенами. Впереди много новых и интересных находок.
Конференция, в которой я принимаю участие - отлично организована и очень полезна для меня и моих коллег. Хочу сказать об Ашхабаде, который сильно изменился с момента моего предыдущего визита. Я в восторге от него, он становится все красивее и красивее!

 

 





Иракли Пипиа, заместитель директора Музея А. Чавчавадзе, Грузия

Я представитель музея Цинандали и принимал участие в конференции со своим докладом на тему менеджмента музея и изменения стиля экспонирования. Дом-музей Александра Чавчававадзе в Цинандали хранит его личные и семейные вещи. Это не только литературный музей, это музей истории 19-го века и виноделия Грузии современного типа. Главная проблема, которая у нас была - нужно было реставрировать здание. Кроме реставрации здания нам нужно было "реставрировать" идейную сторону музея, то есть пересмотреть концепцию. До закрытия музея на реставрацию к нам приходили в основном школьники и всего один раз в жизни, со школьной экскурсией. Мы хотели сделать так, чтобы в музей хотелось возвращаться еще и еще.
Мы изменили концепцию музея и сказали, что это будет музей не 19-го, а 21-го века и мы предложим посетителям "живую историю". Мы пытаемся вносить что-то новое в экспозицию как минимум к каждому празднику. Меняя экспозицию мы вносим новые черты и хотим, чтобы люди заинтересовались и думали: "Нужно опять сюда прийти. Когда я был здесь последний раз, вот этого не было...".

Мы стараемся получить все новые экспонаты, относящиеся к Александру Чавчавадзе и его семье. Надо сказать, что Александр Чавчавадзе был большим новатором. Например, он первым начал бутилировать грузинские вина - цинандали, саперави и другие. В музее хранится 16500 бутылок вина. Самое старое в коллекции - это вино 1814 года, ему уже 200 лет! Это те вина, которые делал сам Чавчавадзе и которые ему дарили.

Можно, конечно, рассказывать еще очень много про наш музей и те изменения, которые мы внесли в его работу. Наш музей не музей археологии, но я поделился на конференции своим опытом и рекомендациями как сделать что-то новое и в археологических коллекциях.

В ходе конференции я узнал много о других музеях, не только туркменских, но и разных стран. Подчерпнул идеи, уже обсудил их с коллегами.
Я впервые в Туркменистане и, приехав в Ашхабад, был очень удивлен. Я думал увидеть город советского типа, как большинство тех, которые существуют на территории бывшего СССР. Ждал советскую архитектуру. И для меня Ашхабад - это просто шок. Вы потратили столько энергии, столько любви и построили настоящий "город-мечту"!

 

Интервьюировала Жанна ПОВЕЛИЦЫНА, фото автора

 

← Назад