Украинский эксперт надеется на поставки туркменского газа в Европу через газотранспортную систему своей страны

5 декабря 2018 - Администратор
article7607.jpg
Украинский эксперт по вопросам национальной и энергетической безопасности, президента Центра глобалистики «Статегия ХХІ», редактор журнала «Черноморская безопасность» Михаила Гончара, который только что вернулся из Варшавы, где принимал участие в работе ІХ Польско-украинского форума, проходящего под эгидой Фонда Батория и Международного Фонда «Возрождение», отвечая на вопросы издания Frontnews International, в частности сказал: 
 
- Нынешние события в Керченском проливе подтверждают вывод нашего общего со специалистами ВМС Украины исследования, которое было опубликовано в последнем номере журнала «Черноморская безопасность» об опасности реализации проектов российских «потоков» как основы для наращивания своего военного присутствия на Балтике и в Черноморье после запуска их в эксплуатацию.
 
Сооружение моста через Керченский пролив стало поводом для расширения правительством России перечня задач не только Черноморскому флоту, но и Воздушно-космическим силам, Росгвардии, ФСБ, разведывательным организациям РФ. Можно уверенно констатировать, что реализация «Северного потока-2» на Балтике и «Турецкого потока» на Черном море будет использована Россией для обоснования увеличения и разнообразия своего военного присутствия в акваториях обоих морей и на побережье. Повод - необходимость защиты стратегически важной морской инфраструктуры, совместных и взаимовыгодных российско-германских, российско-турецких и российско-болгарских отношений в торговле газом, а также нейтрализации угроз со стороны НАТО, США, Украины, Польши и стран Балтии, которые теоретически могут прибегнуть к агрессивным действиям с целью блокирования / уничтожения новой инфраструктуры, появление которой они активно противодействовали.
 
Далее украинский эксперт заявил:
- Пришло время остановить Россию совместными усилиями. Однако, просто призыва к ЕС (который довольно беспомощный), к НАТО и к США -  недостаточно. Он должен быть конкретизирован по болевым точкам России. Вполне резонно требуя от партнеров действий, а не высказывания беспокойства, и побуждая их к ужесточению санкций, важно и самим показывать пример. Итак, Киев официально имеет право потребовать от европейских партнеров, заручившись поддержкой США, прекратить реализацию проектов российских "потоков". Речь идет прежде всего о реализации проектов газопроводов «Северный поток-2» и второй нитки «Турецкого потока»... Со стороны польских друзей прозвучала правильная идея:  ввести квоты на импорт энергоресурсов в ЕС. Почему бы не ввести квоты на импорт российской нефти, газа, нефтепродуктов? Норвежцам можно дать 100% квоту, тем более, что они в особых отношениях с ЕС в рамках EFTA. А российские квоты урезать. Чем не асимметричная реакция? Не хотят в Берлине новых санкций - так введите квоты и покажите что можете асимметрично поддержать Норвегию, которая НИКОГДА не подводила в поставках энергоресурсов в ЕС. Дать квоту на туркменский газ. И пока Россия будет блокировать его транзит в ЕС, урезать поставки российской нефти в ЕС. Ведь дефицита нефти на мировом рынке не наблюдается.
 
К этим советам польских коллег можно было бы добавить еще и парочку эксклюзивных: добиться замораживания в ЕС реализации проектов строительства новых атомных энергоблоков российской конструкции. Это, как бальзам на сердце, очень органично легло бы на душу немецких зеленых антиядерных настроений и стимулировало бы французских, канадских, американских, китайских и других поставщиков ядерных технологий.
 
Стоит упомянуть еще об одном нашем ресурсе. Российские газопроводы - может частично сломать и украинский «Нафтогаз», если прибегнет к аресту трубной продукции в портах Финляндии, Швеции и Германии. Той самой продукции, которая теперь идет в работу - укладывается на дно Балтики. И «Нафтогаз» здесь должен показать пример, ведь «Газпром» так и не оплатил 2,5 млрд долларов США долга по решению Стокгольмского арбитража. Время для дипломатии, заявлений и нот, не подкрепленных действиями, прошло.
 
В 2019 году действие газового контракта с Украиной заканчивается и Газпром не намерен его продлевать и не желает заключать новый. Москва прямо заявила, что транзит через Украину является якобы чересчур рискованным, и тем самым обосновывает сооружение новых «потоков». Однако Россия (не без давления Запада) заявляет, что часть газа в Европу все же будет идти через нашу ГТС. Объем транзита будет составлять скромных 15 млрд кубов. Это может осуществляться в режиме краткосрочного контракта на год или два, с продолжением каждого следующего года. И так будет по крайней мере до тех пор, пока они не завершат сооружение всех начатых проектов. Ведь одно дело - бросить магистраль через море, но еще нужно провести газ потребителям по немецкой «сухопутке» чтобы дойти до потребителей и выйти на запланированный объем прокачки газа в 55 млрд кубов. Поэтому еще некоторое время украинская ГТС будет иметь определенные гарантированные нагрузки. Заключать новые, пусть и краткосрочные сделки будет не правительство, а хозяйственные структуры - Нафтогаз и Газпром. Каким образом Нафтогаз будет действовать - покажет время. Вполне возможно, что украинская сторона будет сочетать вопрос блокирования «Северного потока-2» с усилиями по взысканию долга Газпрома, включая арест трубной продукции.
 
Для того, чтобы украинская ГТС не превратилась в груду металлолома, нам нужно искать новых экспортеров углеводов. Но кроме диверсификации потоков нам следует проводить целый комплекс мероприятий по энергоэффективности, поиску альтернативных источников энергии, наконец необходимо модернизировать саму ГТС.  И если Газпром не хочет пускать через нашу газотранспортную систему свой газ, следует найти способ заставить его пустить своими линиями транзита, а затем и нашими тот же туркменский газ.
 
Он когда-то и шел в Европу через российскую и украинскую трубу при посредничестве фирмы «РосУкроЭнерго». В 2009 году, кажется, Москва в одностороннем режиме отказалась от транзита туркменского газа в том объеме, который был раньше. Там был какой-то взрыв на газопроводе. И хотя туркмены быстро ликвидировали последствия аварии, эта чрезвычайная ситуация техногенного характера дала Газпрому формальный повод, чтобы в одностороннем порядке пересмотреть условия контракта и сейчас Россия закупает для дальнейшего транзита лишь какое-то технически минимальное количество туркменского газа. Однако контракт 2003 года, заключенный еще при жизни Президента Ниязова, должен был действовать 25 лет.
 
https://frontnews.eu

← Назад