Персональная выставка Народного художника Туркменистана Дурды Байрамова

29 апреля 2013 - Администратор

Жанна ПОВЕЛИЦЫНА, фото автора

В Зале художественных выставок Министерства культуры Туркменистана проходит персональная выставка, посвященная 75-летнему юбилею Народного художника Туркменистана, академика Дурды Байрамова.

 

 
Родившись в 1938 году, Дурды Байрамов рано осиротел и провел в детском доме города Кизыл-Арвата трудные годы послевоенной разрухи. Главной удачей в этот период жизни художник считал встречу с чуткими и доброжелательными педагогами  детского дома. Они заметили художественные способности мальчика и в 1954 году он поступил в Туркменское государственное художественное училище им. Шота Руставели в Ашхабаде. Здесь ему вновь повезло - его педагогом стал Геннадий Яковлевич Брусенцов, выпускник Ленинградского художественно-промышленного училища им.В.Мухиной, который в 1953 году переселился в Ашхабад. Именно он по достоинству оценил талант юного Дурды и убедил его профессионально заняться рисованием. Геннадий Брусенцов стал настоящим Первым учителем, причем не только в искусстве, но и в жизни. Двойной портрет с Первым учителем встречает посетителей при входе во второй зал выставки. 
 
 
 
После окончания художественного училища в Ашхабаде,в 1959 году Дурды Байрамов поступил в Московский государственный художественный институт имени Сурикова. В этот период основное влияние на формирование художественного мировоззрения Байрамова оказал педагог Д.К. Мочальский, в чьей мастерской он учился.
 
В 1965 году, после окончания знаменитого художественного вуза, Дурды Байрамов вернулся в Ашхабад. Вскоре он становится членом Союза художников и начинает преподавать в том самом художественном училище, которое закончил. Успех пришел в нему сразу, буквально после участия в первых выставках. Началась насыщенная творческая и педагогическая жизнь в искусстве - поездки по стране и за рубеж, отчетные выставки, преподавательская деятельность. Сильное влияние на творчество Дурды Байрамова оказали его друзья - знаменитый туркменский художник Иззат Клычев и народный художник СССР Дмитрий Бисти.
 
 
 
Работы Дурды Байрамова оказались востребованными музеями страны, в том числе Государственной Третьяковской галереей. 
 
Говоря о своем художественном кредо, Дурды Байрамов подчеркивает, что всю свою жизнь он находился под влиянием таких великих колористов как Тициан, Эль Греко, Сурбаран и Рембрандт, а искусство его глубоко реалистично не только по содержанию, но и по воплощению. Впитав всё лучшее из мирового опыта, Дурды Байрамов остается художником, глубоко национальным по духу, влюбленным в родную землю и ее людей. 
 
В этом можно было убедиться, посетив юбилейную выставку. Сотни картин, выполненных мощным мазком, завораживающих своим колоритом, игрой света и тени создают на выставке особую энергетическую ауру. Невольно вздрагиваешь, когда с портрета вдруг глянут на тебя в упор как живые глаза человека, который может быть уже в мире ином. Дурды Байрамов создал целую галерею образов своих современников - ученых, людей искусства, литераторов, врачей. Мужественный и монументальный стиль его портретов несколько напоминает работы знаменитого итальянского художника Ренато Гуттузо, смягчаясь добрым и оптимистичным настроем автора.
 
 
 
 
 
 
 
Сочные пейзажи и натюрморты также приковывают внимание и заставляют вглядываться в них в попытке понять секрет художника. Картины Дурды Байрамова - это целый созданный им микрокосм. Родная земля наполнила его палитру яркими красками - коричневая земля, синее небо, зелень молодой травы, яркий красный цвет ковров и женских одеяний, пестрота туркменского базара... 
 
Дурды Байрамов прекрасно владеет искусством рисунка, что доказывают многочисленные графические работы. Твердая рука мастера запечатлела не только внешний облик персонажей, он сумел передать их внутренний мир. На многих рисунках надписи тех, кого рисовал художник, со словами уважения и благодарности. 
 
 
 
 
 
 
 
Дмитрий Бисти писал о нем: "Если бы мне представилась возможность написать портрет Дурды, то я бы изобразил его лежащим на вершине бархана, глядящим в бесконечное синее небо пустыни. Таким видел я его однажды в песках под Ашхабадом, таким представляю я его - целеустремленным, пытающимся проникнуть в тайны бытия и человека, живущим на прекрасной земле Туркменистана".
 
 
   
 

← Назад