Из воспоминаний о Медениет Шахбердыевой

15 января 2018 - Администратор
article6879.jpg

 ПОСВЯЩАЕТСЯ ПАМЯТИ ПЕВИЦЫ МЕДЕНИЕТ ШАХБЕРДЫЕВОЙ 

Соловей мой, соловей
Голосистый соловей!
  Ты куда, куда летишь…
 
Есть такие люди, которых Бог посылает на Землю, чтобы жизнь стала ярче и светлее! Они могут быть нашими любимыми артистами, писателями, композиторами, поэтами, художниками... Какое счастье, если люди, творчество которых, помогло нам вырасти духовно, становятся нашими учителями, наставниками и просто друзьями. Такое чудо случилось в моей жизни и связанно оно с именем Медениет Шахбердыевой.
 
Голос Медениет Шахбердыевой знаком мне с раннего детства. Её выступления часто транслировались по телевидению и радио, а имя всегда произносилось с каким-то таинственным благоговением.
  
Первое близкое и подробное знакомство с творческой деятельностью Шахбердыевой, произошло в музыкальной школе, на уроках туркменской музыкальной литературы. При упоминании любого вокального сочинения для сопрано, звучало уточнение педагога: «Первая исполнительница – Медениет Шахбердыева,.. посвящено – Медениет Шахбердыевой...» Тогда  я узнал, что для неё писали свои произведения корифеи музыкальной культуры Туркменистана: Мухатов, Халмамедов, Нурымов и многие другие. 

Прекрасную Медениет не обошли вниманием и живописцы. Её портреты писали легендарные художники. Портрет Шахбердыевой, кисти непревзойдённого портретиста Туркмении Станислава Бабикова и сегодня считается шедевром портретного искусства всей нашей туркменской живописи. Её боготворила публика, битком заполнявшая концертные залы,  превозносила пресса, не было  зависти и ревности коллег, - она по праву занимала место Царицы на Олимпе туркменского оперного искусства. В моей детской  душе её имя  соседствовало  с именем легендарного и прославленного Шукура бахши.

Когда музыка стала моей профессией,  началось моё знакомство и сотрудничество с профессиональными музыкантами Туркменистана. Они с большой любовью  рассказывали истории о Медениет Шахбердыевой, о её необыкновенном сердце, наполненном любовью к людям,  о её педагогической деятельности, о том, как она помогает и опекает своих учеников. 

Как-то раз в гостях у своего учителя по фортепиано, Буславской Людмилы Яковлевны, я обратил внимание на великолепные книги восточной поэзии. Эти книги по содержанию и по оформлению были произведениями искусства. Людмила Яковлевна  сказала, это подарок  Медениет Шахбердыевой, с которой она часто выступала. Людмила Буславская - гениальный педагог и гениальный концертмейстер, работать с которой считали за честь все певцы. Петь с ней, по выражению певицы Розы Тураевой, это словно парение в небесах. Я спросил Буславскую: «Интересное у неё имя, Медениет. Это же в переводе с туркменского означает "культура"?». На что Людмила Яковлевна ответила мне: «Шахбердыеву можно считать, истинным воплощением Культуры». Помню, эти слова меня глубоко тронули. Мне было интересно, что это за человек, если о ней все отзываются так восторженно?

Личное знакомство с Медениет Шахбердыевой произошло случайно, у здания Туркменской национальной консерватории я о чём-то спросил прохожую, сейчас не припомню вопроса.  Узнав, что я выпускник Санкт-Петербургского музыкального училища она много расспрашивала меня и вопросы её были настолько интересными и профессиональными, что я не решался прервать наш диалог. Мы проговорили около часа, когда к ней обратились, и я узнал с кем говорю. Я воочию убедился, что всё, что говорят про неё - правда, она Великий человек и величие её в духовности и простоте.

 
 
 
 
Многие композиторы, вдохновлённые голосом Шахбердыевой, писали для неё произведения. Нуры Халмамедов посвятил ей, как первой исполнительнице, несколько своих сочинений, в том числе и вокальный цикл «Недослушанные песни детей Хиросимы и Нагасаки». Прекрасную надпись оставил Нуры Халмамедов на одном из своих нотных сборников, который преподнёс Шахбердыевой – «Милой нашей соловушке - Мае Шахбердыевне в знак большой благодарности, от автора. Большая благодарность за исполнение стихов великих поэтов-классиков туркмен Махтумкули,  Молланепеса и народных бахши XVIII-XIX веков. Мы благодарны Вам, жители XX века».

 
 
 

В 2015 году открывался Первый Московский Международный фестиваль "Звуки дутара" им. Нуры Халмамедова. Мне пришла идея посвящать эти фестивали выдающимся деятелям искусства Туркменистана. Так совпало, что в том году исполнилось 70 лет японской трагедии - ядерным бомбардировкам Хиросимы и Нагасаки. Мы готовили посвящённый этому событию вокальный цикл Нуры Халмамедова для исполнения на гала-концерте фестиваля, на который были приглашены представители японского посольства в Москве. К тому же, в 2015 году вся музыкальная общественность Туркменистана чествовала Медениет Шахбердыеву по случаю её 85-летия,  и оргкомитет  решил, что Первый фестиваль «Звуки дутара» будет посвящён этой замечательной певице, первой исполнительнице этого вокального цикла - «туркменскому соловью». После завершения концерта зрители подходили и интересовались здоровьем певицы, передавали ей приветы. Дама из Прибалтики рассказала, что до сих пор помнит гастроли певицы в Риге, этот голос забыть невозможно.
 
 
 
 

После общения с Медениет Шахбердыевой всегда возникало множество творческих идей. Она очень тонко могла настроить на созидательную деятельность, рассказав как будто случайно какую-нибудь историю из своей жизни, и сразу находился «выход-решение» из сложившейся ситуации. 

Эту историю я услышал в последнюю нашу встречу. Мы сидели в кругу музыкантов, некоторые из них были настроены пессимистично, говорили по поводу недостатка нового репертуара и востребованности (их не зовут на телевидение и прочее). Медениет Шахбердыева как-бы между прочим рассказала историю о рождении одной известной песни. Однажды один туркменский композитор  написал песню, он предложил нескольким певцам спеть её, но все кому он предлагал, отнекивались и обещали посмотреть на досуге. Когда композитор показал эту песню Шахбердыевой, она, не раздумывая, схватила ноты и, ничего не говоря композитору, позвонила в Москву дирижеру оркестра Кинематографии, попросив его срочно записать шедевр. Он, конечно же, согласился. На следующий день, утренним рейсом она улетела из Ашхабада в Москву. В течение дня они сделали запись этой песни с оркестром, а вечером она вернулась в Ашхабад. Наутро следующего дня эта песня звучала по радио, к вечеру эту песню пел весь Туркменистан.

Все были восхищены и вдохновлены рассказом и согласились, что творческий импульс должен исходить изнутри, а не извне. Только по-настоящему творческий человек мог совершить такое, это доказательство неимоверной воли. 

В последнее время я часто слышал от её коллег по консерватории, что она ни с кем не общается. Но на свой страх и риск я всё же позвонил ей из Москвы, и мы проговорили минут 50. Она мне читала стихи, рассказывала о сотрудничестве с Таривердиевым, Халмамедовым и другими композиторами… Более общительного человека на тот момент невозможно было представить. Ещё она наставническим тоном спросила меня – «у тебя родился сын, а ты хоть написал колыбельную?» Я сказал, что написал вокальный цикл на стихи Лермонтова по этому случаю, на что она ответила, что Лермонтов - один из любимых ее поэтов.
  
По случаю её 85-летия я написал и посвятил ей романс «Моя земля» на слова Курбанназара Эзизова, когда ей передали эти ноты, она была так счастлива этому, что сразу же передала ноты концертмейстеру и решила спеть это произведение. Для неё не было большего богатства, чем ноты, а высшим счастьем для артиста она считала спеть премьеру, подарить жизнь произведению.
  
В чём бы она себя не выразила и чего бы это не касалось, педагогической ли деятельности или общения с коллегами, родными и близкими по духу людьми, во всех своих проявлениях Медениет Шахбердыева безупречна. Благодаря удивительному душевному импульсу несколько поколений музыкантов, несколько десятков её учеников устремляются к высоким целям в искусстве. Её творчество есть абсолютный пример для музыкантов. Встреча с ней, в жизни совершенно скромным человеком, вызывала, большое волнение. Она оставила самое главное – свой голос. И если кому-нибудь из нас будет суждено попасть в рай, то пение там не будет незнакомым – мы уже слышали его на Земле.


Мамед ГУСЕЙНОВ,
композитор,
арт-директор Московского Международного фестиваля «Звуки дутара» им. Нуры Халмамедова, 
 

← Назад