В начале века перемен

  
Сообщений: 36
Революционные веяния не минуют и Среднюю Азию.  Идеи государственного пере-устройства в большинстве своем привнесены ссылаемыми сюда, как и в Сибирь, про-фессиональными революционерами.   По неполным данным, в 1903-1906 годах в Турке-стане под надзором полиции состояло 377 политических ссыльных, которые и сыграли большую роль в подготовке и проведении стачек и демонстраций 1905-1907 годов.  В Туркестан, а именно в Закаспийскую область, поступало самое  большое количество   литературы антиправительственного содержания, что было обусловлено  близостью этой области к Баку, со стороны которого, проходил единственно удобный путь в Турке-стан.*

* Вообще между Европейской Россией и Средней Азией было два пути сообщения: через Каспийское море, Красноводск и по Средне-Азиатской железной дороге (САЖД), и через Сибирь по Оренбургско-Ташкентской железной дороге.
Летом 1904 года в Асхабаде организуются несколько небольших революционных кружков, объединившихся под руководством учителя местной женской гимназии*  Людвига Стабровского и бакинского рабочего-печатника А.М. Хачиева, сосланного в Ташкент, откуда он бежал в Асхабад. Большинство членов кружков разделяло социал-демократические взгляды. Так возникла «Группа Асхабадских социал-демократов».** Социал-демократы распространяли прокламации антиправительственного содержа-ния, напечатанные гектографическим способом с рукописей. В конце 1904 года в Асха-бад прибыл  видный Бакинский социал-демократ В.Т. Бакрадзе и  уже к началу марта 1905 года в Асхабаде им была создана первая в Средней Азии нелегальная типография. В июне 1906 в Асхабаде произошло крупнейшее в Средней Азии солдатское восстание, в котором участвовало около 4 тысяч  солдат. «Полыхнуло» в ашхабадском гарнизоне, затем к солдатам присоединились железнодорожники. Из старых газет:
«Асхабад», 1906 год, апрель
«В помещении материальной службы жел. дор. произведен обыск, причем помещение службы было оцеплено конными солдатами. Во время обыска на этажерке около которой занимался конторщик Дьяченко, найден сверток прокламаций. Как рассказывают, указание на службу и этажерку сообщено полиции анонимным письмом. Прокламации отобраны, г. Дьяченко арестован»
Восстание, длившееся неделю, было подавлено, а 800 человек преданы суду.
В книге  «Хроника истории Ашхабада» есть такая запись, датируемая 18 июля 1906 года: «…надзирателями Ашхабадской городской полиции обнаружена на углу Артилле-рийской***  и Новой улиц в доме Муладзе хорошо оборудованная тайная типография Асхабадской социал-демократической партии». Здесь печаталась нелегальная газета «Солдат», выпускаемая ашхабадскими социал-демократами. Стабровский и его товари-щи были арестованы, судимы и присуждены к разным срокам заключения.  Смерть Стабровского в тюрьме и последующие похороны его привели к демонстрации протес-та. Состоялась многотысячная  демонстрация, в которой приняли участие многие жите-ли Ашхабада, а также туркмены из окрестных аулов.

* впоследствии -  школа №1, где начинали учиться мы с Алиной.
** Ссыльными демократами был организован кружок и в другом туркменском городе – Кизыл-Арвате.  Там выпускался солдатский листок «Молот». Читаю старые газеты:
«Асхабад»,   7 апреля 1906 года
«В книге заявлений в асхабадской общественной библиотеке записано заявление о выписке нелегальной газеты «Молот», издающейся в Кизил-Арвате. На это заявление последовала такая резолюция библиотечного начальства:  Укажите адрес»
Остроумно, ничего не скажешь…
*** название улицы сохранилось до наших дней.
*  *  *
Изменения происходят не только в городах. Деятельность российского управления проявляется одновременно в 2-х направлениях: колонизации области русскими пере-селенцами* и в насаждении хлопководства. До этого большинство туркменов занима-лось скотоводством и … нападением на богатых соседей. Таковыми являлись Бухарский эмират, Хивинское ханство и поселения, расположенные по персидско-афганской гра-нице. Земля, находившаяся в сфере кочевок, туркменами считалась принадлежащей им. Земледелием занималось незначительное количество населения.
Приход русской власти серьезно изменил хозяйственно-зкономический уклад и внешние взаимоотношения туркменского населения. Развивающееся с колоссальной быстротой хлопководство, связанный с этим рост площади под хлопок увеличивает ценность земель. Появляется стремление закрепить ее за собой. В результате происхо-дит разрушение родовых общин, начинается ранее недопустимая по племенному праву – адату -  купля-продажа земли. Из общинного владения земля переходит в «мюльки» (частная собственность). Аламанщик**-кочевник преобразуется в мирного земледель-ца,

* о переселенцах и политике переселения подробнее я пишу ниже
** Аламанщик – от слова «аламан» (набег).

В связи с этим происходят изменения и в формах водопользования. Появившиеся переселенческие поселки, населенные сектантами из Кавказа и русскими переселенца-ми из коренной России, заявляли о своих правах на воду, перехватывали воду по пути так, что местное население повсеместно стало испытывать ограничения в пользовании водой. Дошло до того, что переселенцы стали излишки воды туркменам …продавать. Более или менее удобные земельные площади и орошаемые местности были захвачены переселенцами. Оставшиеся кочевники, за отсутствием воды, пользовались дождевой водой.
Конечно, в  распределении воды и земли на основе общинно-родовых правил* и ранее было заложено неравенство. Одни роды пользовались большим количеством воды, а, следовательно, и земли, а другие роды - гораздо меньшими количествами. Те-перь неравенство выражалось еще в различном обладании денежными ценностями, причастностью к администрации и во всем том, что было вызвано внедрением торгово-го капитала и усилением  вмешательства царской администрации в туркменское хозяй-ство и быт.

* В книге «Россия в Средней Азии: записки путешественника» Е. Маркова, который побы-вал  в 1901 году, в том числе и в Закаспии, приводится такая схема: «Нужно пожить в этом крае, чтобы понять истинное значение орошения.<> Это не только важнейший здесь экономический фактор, но и основа всех общественных и племенных связей. Возьмите, например, реку Теджен. Она разделена текинцами на четыре части; первый год, например, орошаются земли нижней части бассейна, для средних и верхних земель вода тогда запирается. На следующий год вода пускается в средние земли, а запираются остальные; потом в верхние, и так по очереди. В каж-дой части опять очередь: сначала вода делится между родами; столько дней подержит воду один род, столько–то другой; в родах кидается жребий между аулами, в ауле между отдельными семьями, и т. д. Словом, вода создает естественную зависимость друг от друга всех частей племени, живущего на одной реке, волей–неволей объединяет их в один общественный союз, подчиняет их одним порядкам».
Нарастало недовольство, причины которого, конечно, заключались в вопросах во-до- и землепользования и в притеснениях со стороны российской администрации.
*  *  *
На таком фоне общественного настроения появляется императорский указ от 25 июня 1916 года, прозванный указом о «реквизиции инородцев», а 6-го  июля -  приказ по военному министерству, в котором объявлялось о привлечении на время войны «к работам по устройству оборонительных сооружений и военных сообщений в районе действующей армии инородцев Российской Империи, освобожденных от воинской по-винности, и, в частности туземного населения Туркестанского края». На работы в приф-ронтовых районах согласно приказу призывалось из Туркестанского края 250 тыс. чел. Таким образом планировалось увеличить численность армии без дополнительной мо-билизации, пополнив ее ряды за счет освобожденных от тыловых работ, которые те-перь должны были выполнять «туземцы».
Туркестанский край объявляется на военном положении, но вместо разъяснения смысла императорского указа появляются такие приказы, как воспрещение продавать туземцам на железных дорогах билеты (в связи с первыми признаками недовольства туземцев), об обязательном отдавании туземцами поклонов русским офицерам и чи-новникам всех ведомств и другие угрожающие приказы туземному населению, ссыла-ясь на «высочайшее повеление» и «мощь русской царской армии».
В целях  проведения «безболезненной» мобилизации рабочих и подавления недо-вольства генерал-губернатором Туркестана назначается генерал Куропаткин, извест-ный знаток Туркестана и бывший военный губернатор Закаспийской области. В августе он издает приказ, известный как обращение к населению Туркестанского края.*

* Приказом Куропаткина были освобождены от набора: должностные лица общественных управлений; нижние полицейские чины; имамы, муллы и мударрисы; счетоводы и бухгалтеры в учреждениях мелкого кредита; обучающиеся в высших и средних учебных заведениях; «тузем-цы», занимающие классные должности в правительственных учреждениях; «туземцы», поль-зующиеся правом дворян и потомственных почетных граждан. Таким образом, интегрирован-ные в российские структуры представители местной элиты не были затронуты призывом. Кроме того, освобождения от тыловых работ получали по 3 родственника (по мужской линии) того, кто находится на службе  в Текинском полку или в другом воинском подразделении.
При практикующемся среди туземцев «найме за себя» установлено было, что туземец мо-жет нанять за себя исключительно только туземца, при этом обязательно русского подданного, а отнюдь не иностранца, как-то: бухарца, перса и афганца.  Русские же, не могут быть назначае-мы в наряд на тыловые работы вместо того или другого откупившегося туземца. Туземный ев-рей не может нанять за себя не еврея.
При распределении количеств мобилизуемых «туземцев» по регионам, «хлопковые» ре-гионы получили значительное послабление. Напротив, регионы с преимущественно кочевым населением получили максимальную нагрузку. В конце этого приказа Куропаткин в специаль-ной инструкции перечисляет самый характер работ в тылу и условия оплаты труда, отметив особо, что туркмены Закаспийской области, ввиду того, что «Текинский доблестный полк» уже принимает участие в рядах воюющей армии, будут с оружием нести охранную службу в тылу.

Практическая реализация Кропоткинского приказа происходила в различных ме-стностях в соответствии с собственными толкованиями и инструкциями. Возможность найма за себя другого туземца фактически привела к тому, что все имущие элементы (не без участия местной администрации, т.е. за взятку) нанимали разных неимущих.
Кроме того, многие туркменские общества стали посылать ходатайства о замене натуральной повинности денежной и выказывать недовольство тем, что они должны будут нести черную работу в тылу фронта с кетменями и киркой в руках. Они выражали желание давать сыновей на фронт в качестве солдат, которые должны быть вооружены теперь же.
Большинство туркменских племен (текинцы Ахала и Мерва) подчинялись требова-ниям власти и стали давать людей. Но в местностях, пограничных с Персией и занятых туркменами – кочевниками, не получивших надлежащих объяснений от администрации по поводу отказа в их требованиях*, туземцы начали открытые вооруженные выступле-ния.

* Туркмены-кочевники претендовали на эти земли, но они были отданы переселенцам. Та-кое положение дел обрекало туркмен на вечное кочевание по просторам безводных песча¬ных пустынь.

Будучи хорошо вооруженными, они серьезно угрожали безопасности царской ад-министрации в Закаспийской области. Кроме того, восстание кочевников, живших то в пределах Персии, то в пределах Закаспийской области в качестве «двухданников» рус-ского и персидского правительства, могли вызвать недоразумения с Персией и послу-жить на руку турецким и германским агентам. Чтобы не поднялась против правительст-ва и остальная часть Закаспийской области, генерал Куропаткин в начале ноября прика-зал составить отряд для решительного подавления туркменского мятежа и выполнения задач: «а) захватить всех главарей, если они не будут убиты в боевых действиях, б) ото-брать все оружие огнестрельное и холодное, в) отобрать всех лошадей, г) отобрать по-ловину всего скота, д) отобрать половину кибиток, е) выставить определенное прика-зом число рабочих».
В инструкции к приказу о военной операции  рекомендовалось «жестокостей не допускать, строго карая виновных, воевать с мужчинами, а не с женщинами и детьми, не позволять ни под каким предлогом жечь имущество, особенно кошмы и кибитки; осо-бенно заботливо беречь иомудских лошадей, для чего заранее для них заготовить фу-раж и приготовить пастухов из киргиз. Что же касается ”взятых рабочих”, то их  «от-правлять не для сторожевой или охранной службы, но на тяжелые работы. Партии ор-ганизовывать, как арестантов, пока не заслужат доверия».
Со стороны российской администрации одновременно преследовались две цели – подавить мятеж и утвердиться на территории Астрабадской провинции (на севере Пер-сии), представляющей нейтральную зону между зимовыми кочевьями туркмен и осед-лым персидским населением. Здесь персидской власти совершенно не чувствовалось. На этом основании эта полоса занята была русскими частями.*

* В инструкции генералу Мадридову, возглавлявшему усмирительную экспедицию, Куро-паткин писал: «35-летний опыт оставления русско-подданых туркмен-иомудов двухдан-никами, при условии пребывания их в течение части года на персидской территории, не дал надежных результатов. Пользуясь территорией двух государств, туркмены-иомуды являлись ненадежным элементом, всегда готовым к смуте. Поэтому необходимо, чтобы вся территория, которой они владеют издавна, стала русской».  

Главная масса мятежников была разгромлена. Они потеряли тысячи людей. Глав-ные вожаки мятежных племен были захвачены, а оставшиеся сами являлись с повин-ной, прося о пощаде. При своем отступлении туркмены-кочевники понесли громадные имущественные потери*.

*У них было отобрано: винтовок -  3.200, лошадей - 780, верблюдов - 4. 800, баранов - 75.000, рогатого скота - 2.500 и юрт - 500.

Были выступления и в других районах Закаспийской области (например, в Тед-женском уезде), но они не были такими массовыми.
Восстание 1916 года – это крупнейшее из массовых выступлений в Средней Азии за 50 лет владычества русской власти и, естественно, что у такого масштабного явления не могло быть единственной причины.  Дискуссия о причинах восстания длится до сих пор. В настоящее время делается упор на национальный  момент, и восстание рассмат-ривается как начало пробуждения национального самосознания.


*  *  *
Небольшая геополитическая  справка: в 1917 году  Закаспийская область входила в состав Западного Туркестана.*

* Это условное название, ему тождественное – Русский Туркестан, далее в тексте – Турке-станский край.

Помимо Закаспийской области в Туркестанский край входили:  Самаркандская, Ферганская, Семиречинская и Сырдарьинская области, а также Бухарский эмират и  Хи-винское ханство. Т.е. это та территория, которая называлась сначала Центральной, а впоследствии – Средней Азией. Территория современной Туркмении тогда частью при-надлежала Закаспийской области, а частью - Бухарскому эмирату. В апреле 1918 Турке-станский край стал территорией первого государственного образования в Центральной Азии - Туркестанской Советской Федеративной Республики (или Туркестанской Авто-номной Советской Социалистической Республики) – автономного образования внутри РСФСР с центром в Ташкенте со своим Совнаркомом и ЦИКом.  
Установление советской власти в Туркмении проходило довольно долго и болез-ненно. Сейчас можно прочитать об этом в публикациях не мифологического характера (хотя и не очень много), посмотреть в Интернете, как это происходило. А  в 1959 году, кинорежиссер Геннадий Поллак имел много неприятностей  из-за того, что в его доку-ментальном фильме о строительстве туркменского канала были фрагменты, правдиво показывающие установление советской власти в Туркмении.*

* неприятностей - слабо  сказано, вообще-то, если бы не вмешательство Пырьева и Фур-цевой, он мог получить 15 лет лагерей.

*  *  *

Хотя в Ашхабаде  Советская власть, как собственно и во всей Средней Азии, была провозглашена  в 1917 году, но, как увидите из нижеследующего, этот год еще не был годом ее окончательного установления.
В Ташкенте, центре Туркестанского края, в ноябре 1917 года после непродолжи-тельного периода  двоевластия – ситуации, свойственной России в период между Фев-ральской и Октябрьской революциями – власть в процессе  вооруженных столкновений перешла в руки Советов*.
* Первоначально Советская власть была провозглашена здесь еще в сентябре  1917 года, когда  власть от Туркестанского комитета Временного правительства  перешла в руки Временного ре-волюционного комитета. До этого: в марте - апреле 1917 года смещением генерал-губернатора Куропаткина  было упразднено царское администрирование Закаспийской области. Власть в Ашхабаде  - центре Закаспийской области - перешла к комиссару Временного правительства кадету графу А. Дорреру**.
** Александр Дорер –  бывший присяжный поверенный, в последующем - секретарь полевого суда при штабе главнокомандующего Добровольческой армии.
    
Сообщение о ташкентских событиях с  гонцами было передано в Алма-Ату и Ашха-бад, где эти события нашли понимание и поддержку. В Ашхабаде под председательст-вом большевика Житникова*  образовался революционный комитет, который работал до 29 сентября, после чего был распущен. Но уже в начале декабря 1917 года в Ашхаба-де  на  IV съезде Советов Закаспийской области было принято постановление о перехо-де власти к Советам по всей области. В избранном на съезде областном Совете Народ-ных Комиссаров (СНК) три места из семи (отсюда название Комитет семерки) было предоставлено депутатам от туркменов – от Областного мусульманского съезда. Но те отказались от этих мест, т.к. считали, что им должно быть предоставлено большинство голосов. Тогда здесь же на съезде в СНК были временно введены еще 3 человека от уча-стников съезда, двое из которых были большевиками. Таким образом, в СНК  5 мест из 7-ми принадлежало большевикам. В течение зимы 1917-1918 годов Советская власть утвердилась во всей Закаспийской области. Позже началось создание Советов в аулах.
«Комитет семерки» упразднил старые институты государственной власти и создал новые, национализировал частные банки и коммерческую деятельность. Эти перемены, сопровождаемые агрессивностью и жестокостью воплощавших их комиссаров,  приве-ли к восстанию в июле 1918 года в Ашхабаде, на время приостановившее правление Со-ветов до начала 1920 года.  Т.е. почти на 3 года советская власть в Туркмении была уп-разднена.

* Житников Я.Е. - один из девяти казненных ашхабадских комиссаров. В начале первой ми-ровой войны Житников служил в Ашха¬баде, солдат 5-го Сибирского запасного полка. В 1917 году его избрали членом  солдатского  комитета    гарнизона. В декабре — сразу после победы в Ашхабаде     власти Советов — Житников стал председателем ревкома, за¬тем — членом Совнар-кома области и продкомиссаром.

Так выглядят события, если рассказывать о них вкратце.

Впрочем, для интересующихся приведу  хронику событий, сведения о которых взя-ты мной  из «Сводки  основных событий рабочего и профдвижения» (в основном) и дру-гих источников.
Февраль 1918 года
1) Ташкент (Туркестанский край). Решение Совнаркома Туркестана о закрытии управлений Среднеазиатской (в Асхабаде) и Оренбургско-Ташкентской (в Орен-бурге) железных дорог как опоры эсеро-меньшевистских центров.
2) Роспуск Областного мусульманского комитета.
3) Ликвидация  Переселенческого управления.
4) Национализация Мургабского государева имения.
Теперь подробнее по каждому пункту.
1. Железнодорожные рабочие в Средней Азии были наиболее многочисленной и организованной силой, но они не являлись пролетариатом в общепринятом смысле. Они получали значительно большую зарплату, чем рабочие на кустарных или на немно-гочисленных  промышленных предприятиях. С самого начала царская администрация, стремясь ослабить рабочее движение на колониальной окраине, наделяла штатных же-лезнодорожных служащих и  верхушку квалифицированных рабочих землей, водой, выдавала ссуды на постройку домов и обзаведение скотом. Таким образом, образовал-ся зажиточный и высококвалифицированный слой, легко поддающийся меньшевист-ско-эсеровской агитации.
Чрезвычайный комиссар Туркестанского края П.А. Кобозев телеграфировал в Пет-роград: «Асхабад – крупный контрреволюционный эсеро-меньшевистский центр, бази-рующийся, подобно Оренбургу, на власти Управления железной дороги». В виду этого, Совнарком Туркестанского края решил перенести Управление дороги в Ташкент, а об-ластным центром Закаспия сделать Мерв, где влияние большевиков было сильнее.   Эти мероприятия могли бы ослабить позиции эсеров и меньшевиков, но ни то, ни другое сделано не было. Впоследствии эта «недоделанность» со стороны большевиков была расценена как принципиальная ошибка.
2. Еще одной причиной «неудержания» власти большевиками в тот период при-знаются некоторые действия со стороны самих же большевиков. Так, например, пред-седателем Туркестанского Совета народных комиссаров в то время был Ф.И. Колесов  - один из самых воинственных ташкентских красных вождей. Даже само официозное из-дание по истории Компартии Туркмении назвало некоторые его акции «грубейшей по-литической ошибкой». С присущей  Колесову топорностью был распущен Областной мусульманский комитет. «Когда Колесов, приехав в Асхабад, обрушился на те ничтож-ные ячейки, в которых микроскопически проявлялась идея туркменской самодеятельно-сти, а затем предпринял орудийный и бесцельный обстрел аула Кеши, […] то эти туркменские ячейки вынуждены были скрыться в полном составе, жители аула Кеши – уйти в пески и горы, а туркмены Ахала в массе были оттолкнуты от большевистского комиссара и вообще от большевиков» (Иомудский К. Туркмены и революция. 10 лет на-зад в Туркмении // Туркменоведение. – Ашхабад. – 1927 г.)
3. Со второй половины XIX века в России происходило большое территориальное перераспределение русского населения. Наиболее мощные потоки переселенцев на-правлялись из перенаселённых аграрных регионов Центральной России в Сибирь, на Дальний Восток и Среднюю Азию. Требования нового закона о переселении, принятого 13 (25) июня 1889 года, не могли быть реализованы без создания соответствующего ап-парата, ведающего землеустройством и переселением. Так в Министерстве внутренних дел появилось в 1896 году Переселенческое управление, которое должно было осущест-влять предварительное изучение районов, предназначенных для переселенчества; вы-давать разрешения на переселение; вести общее руководство переселенчеством; зани-маться вопросами устройства переселенцев; заведовать всеми кредитами, отпускае-мыми по Министерству внутренних дел. В 1905 году, когда особенно усилился поток пе-реселенцев, Переселенческое управление было изъято из подчинения Министерства внутренних дел и поступило в ведение Главного управления землеустройства.
В Средней Азии переселенцев из России размещали на отобранных «излишних» землях коренного населения, на вновь обводненных участках, а также вдоль государст-венной границы – в этих местах в случае чего надежнее иметь «свое» население, более близкое к власти, чем туземцы. Наиболее деятельным организатором переселенчества в Закаспийской области считается Куропаткин (генерал-губернатор Закаспийской об-ласти в 1899-1906 годах), а переселенческая политика конца XIX – начала XX века расце-нивается как один из элементов колониального освоения Российской империей вновь приобретённых земель. В Закаспийской области переселенцы в течение десяти лет не облагались за отведенные им земли ни казенными, ни земскими сборами.
К 1917 году в распоряжении русских поселков и станиц в Средней Азии числилось около 58 % обрабатываемой земли, т.е. на каждого живущего в Туркестане русского приходилось более 3-х десятин обрабатываемой земли, а на каждого коренного жителя приходилось только 0,2 десятины*

* Десятина – это почти гектар.

Пришедшие в 1917 году к власти Советы к, и без того большому, недовольству дея-тельностью Переселенческого управления, добавили обвинение в пособничеству «ку-лачеству». Отсюда и решение об упразднении этого аппарата.** Вместо переселенче-ских управлений были созданы земельные комитеты.

** Как это обычно бывает, с водой выплеснули и ребенка – кроме профильной деятельно-сти Переселенческое управление организовывало и финансировало экспедиционные исследо-вания. Как пример – значительное пополнение за счет этих исследований коллекции богатей-шего Ботанического музея в Санкт-Петербурге.

4. Комментарий по следующему пункту – государеву Мургабскому имению -  тоже можно тематически  связать с переселенцами. Таковыми стали уйгуры Семиречья (Ка-захстан), раньше их называли таранчи и кашгарцы. Первые из них прибыли на строи-тельство Среднеазиатской железной дороги и, как свидетельствует «Обзор Закаспий-ской области» за 1887-1890 годы, эти переселенцы показали, что они «трудолюбивы, неприхотливы и хорошие крестьяне». Поэтому, когда часть земель в Мервском уезде по течению реки Мургаб по указу Александра III от 1887 года была «обращена в состав Го-сударевых имений», для ирригационного строительства и освоения земель в этом име-нии (как тогда называли - «экономии») переселили сюда часть  уйгуров. Однако, под-робнее о Мургабском имении я напишу позже, чтобы не отвлекаться сейчас от основной темы – установлении советской власти в Закаспии. Здесь же только скажу, что национа-лизация имения в феврале 1918 года – это только первый этап, состоящий в передаче управления имением выборному хозяйственно-экономическому комитету.  Комитет находился под контролем и руководством Совета.
16 апреля 1918 года Асхабад (Закаспийская область). Переизбранный рабочи-ми Совет Рабочих Депутатов выразил недоверие красному Областному Совету на-родных комиссаров.
13-25 мая 1918 года Закаспийская область (Туркестанского края). Роспуск крас-ными антисоветских Асхабадского и Кизил-Арватского Советов Рабочих Депута-тов.*

* Вновь переизбранные рабочими Советы рабочих депутатов разгонялись с помощью штыков,  вместо них создавались Военно-революционные комитеты (Ревкомы). Кругом шли реквизиции, аресты, убийства противников Советской власти. Насилие стало повседневностью нового ре-жима и заслужило ненависть всех групп населения.
На этом этапе красные  борются не с белым движением, а с "демократической контрреволюци-ей" (сторонниками Учредительного собрания) и со своими бывшими союзниками - левыми эсе-рами и анархистами.

19 июня 1918 года  Закаспийская область (Туркестанского края). Столкновение рабочих-железнодорожников с красными (отказ рабочих в Асхабаде от регистра-ции военнообязанных; митинг в городском саду; попытка его разгона; перестрелка рабочих с красными, жертвы; сбор в Асхабаде рабочих и красных дружин из Ки-зил-Арвата и других мест Средне-Азиатской жел. дороги; «мирная конференция» представителей сторон и отмена регистрации, а также решение о созыве нового Асхабадского Совета Рабочих Депутатов).
20 июня - 12 июля 1918 года  Закаспийская область (Туркестанского края). Экс-педиция Чрезвычайного комиссара А.И.Фролова по Средне-Азиатской железной дороге
Массовое движение рабочих-железнодорожников  быстро нарастало, приобретая всё более радикальный характер. Железнодорожники включались в деятельность под-польных организаций эсеров и, в меньшей степени, социал-демократов. В это время Совнарком Закаспийской области объявил о всеобщем воинском учете. Для получения ответа на вопрос о  причинах* для  такого мероприятия активное население Асхабада по инициативе железнодорожных рабочих собралось в городском саду на митинг. Были приглашены на митинг некоторые красные комиссары. Но вместо них на митинг прибыл асхабадский военком Копылов, который и выступил перед собравшимися. Несогласные с  его инициативами и другие** выгнали его из сада. Прибывший  командующий гарни-зоном Асанов с конным отрядом начал стрельбу.  Были жертвы из раненных и погиб-ших.

* Причиной было намерение создать вооруженное формирование для действий против орен-бургских казаков, антибольшевистско настроенных.
** Заметим,  что межпартийная борьба происходила на фоне массового брожения, не связанно-го с программой конкретных партий.

В Кизил-Арват, где в это время по делу службы находился эсэр правого толка   па-ровозный машинист Ф.А. Фунтиков, об этих событиях была сообщено телеграммой. Ра-бочие железнодорожных мастерских были собраны по тревожному гудку. Фунтиков выступил с обвинениями большевиков в провокации, назвал их «германо-большевиками». После этого кизил-арватские рабочие*, вооружившись пулеметами и двумя орудиями, двинулись на Асхабад.   Но вооруженного противостояния  не про-изошло: Совнарком предложил для решения конфликта созвать Совдеп из 5-ти человек, который и будет разбираться с вопросами воинского учета. Это предложение было принято на конференции, собравшей представителей рабочих из Байрам-Али, Мерва, Кушки, Асхабада, Кизил-Арвата и Красноводска.

* Идеи Советской власти и «диктатуры пролетариата» имели в Закаспии мало сторонников. Рабочие-железнодорожники Кизыл-Арвата были в основном эсерами, а большевики в местной организации РСДРП были в подавляющем меньшинстве (оксюморон – «большевики в меньшин-стве»): например, в Кизил-Арватской организации было 2 большевика на 120 членов группы. Понадобилось вмешательство Ташкентских и Асхабадских комиссаров, чтобы создать объеди-ненную левоэсеровско-коммунистическую группу. К июню 1918 года в ней насчитывалось 140 членов, активности, впрочем, почти не проявлявших (Очерки истории Коммунистической пар-тии Туркменистана. – Ашхабад, 1961 год).  Поэтому, под  «большевистской» властью в Туркеста-не тех лет подразумевается диктатура штыка «В республиках Центральной Азии интенсивная пропаганда новых социалистических идей сочеталась с использованием военной силы». (Е.М. Кузьмина)  
После «мирной» конференции 19-го июня  вооруженные люди разъехались по до-мам. Но, как оказалось, Совнарком вел двойную игру: создавал новый Совдеп и в то же время просил у Ташкента подкрепления  - «для искоренения контрреволюции в Закас-пийской области». А.И. Фролов, назначенный на экстренном заседании ТуркЦИК Чрез-вычайным комиссаром Закаспийской области, был отправлен в Ашхабад для наведения порядка. Вот как описывается появление чрезвычайного комиссара СНК Туркестана А.И. Фролова в Ашхабаде: «Впереди ехали три всадника. У среднего на плече развевался огромный красный флаг с надписью «Смерть саботажникам». За флагом следовал сам Фролов на огромном жеребце, на котором красовалась красная лента, Фролов был хо-рошо вооружен. <> Сопровождал Фролова конвой из 40 конных мадьяр.* Последние, как и китайцы, а равно всякий пришлый элемент, отличались нерассуждающей жестокостью — затем они и понадобились».

* В те годы практика использования военнопленных, захваченных во время Первой мировой войны, была широко распространена. Немалую часть Красной армии составляли австрийские военнопленные, в основном мадьяры. Эти люди на самом деле хотели вернуться домой, но об-стоятельства принуждали их сделать выбор: сражаться за большевиков, либо умирать с голоду. Хотя, некоторых из них пропаганда сделала энтузиастами - коммунистами.
26 июня в Ашхабаде Фролов объявил город на военно-осадном положении, введя комендантский час. Распустил мандатную комиссию по проведению выборов в местный Совет и сам провел выборы в местный совет, где большинство получили левые эсеры и коммунисты*.
* Такое преимущество  было «обеспечено» Фроловым: он поставил условие, согласно ко-торому в новый совдеп попадали некоторые члены старого, если они будут поддерживать  если не большевиков, то хотя бы левых зсеров**. В числе попавших в Совет на таких условиях был Фунтиков.
** различия между большевиками и левыми эсерами в Туркестане были только в одном: большевики боролись за классовую диктатуру, а левые эсеры – за «диктатуру трудовой демо-кратии».
В это время в области шли митинги и демонстрации рабочих, которые выступали за широкое представительство в советах различных партий. 9 июля 1918 Фролов вы-ехал из Ашхабада в Кизил-Арват, где местный ревком отказался подчиняться решениям центра, а железнодорожники саботировали передвижение красных войск. Утром 11 июля 1918 года отряд Фролова прибыл на станцию Кизил-Арват, где, по одной версии (большевиков) – попал в заранее приготовленную засаду; по другой (Фунтикова Ф.А.) – Фролов отдал приказ пытать и расстрелять четырех рабочих-делегатов, прибывших на переговоры (с хлебом-солью, как полагается). После чего и восстали железнодорожни-ки. 11 июля 1918 года, якобы получив известие из Кизил-Арвата, рабочие - железнодо-рожники в Ашхабаде открыто восстали против власти центра, объявив о переходе вла-сти к стачечному комитету. Активное участие в восстании принимал А. Доррер* – быв-ший председатель Туркестанского комитета Временного правительства. На помощь Ки-зил-Арвату из Ашхабада отправились два эшелона вооруженных рабочих. 12 июля 1918 года во время боя на улице Кизил-Арвата Фролов был убит (вместе с его соратницей-женой), погибли почти все бойцы его отряда.
Восставшими были в один и тот же день заняты Кизил-Арват и Ашхабад. В Ашхаба-де, ворвавшись в здание Совета, они уничтожили охранявших его красноармейцев, в том числе и туркменский отряд, которым командовал Овезберды Кулиев*. В разгорев-шихся на улицах кровопролитных боях погибло тогда много большевиков и советских работников.
Стачечный комитет в Асхабаде возглавляется машинистом Ф.А. Фунтиковым. С  этого момента восставшие начинают действовать совершенно открыто. Их лозунги: «Долой болшевиков! Да здравствует Всероссийское Учредительное собрание!». Комите-том разосланы телеграммы по всей линии железной дороги от Красноводска до Таш-кента с призывом присоединиться к борьбе против красных комиссаров. Им же разо-сланы по крупным рабочим пунктам вдоль железной дороги летучие отряды, которые  разъясняют положение дел. Так восстание распространяется по СреднеАзиатской же-лезной дороге (САЖД).
Взять под контроль Чарджуй не удалось. Здесь восставших встретили незначи-тельные красные силы, однако им удалось разбить и разоружить разномастные фор-мирования восставших. От Кушки после двух попыток штурма крепости также при-шлось отступить. Красноводск же полностью находился под контролем восставших же-лезнодорожников. Таким образом,  повстанцами уже была занята громадная террито-рия с населением в 100 тысяч русских и несколько сотен тысяч туркменов от Красново-дска до Чарджуя и Кушки. В результате ташкентские комиссары оказались полностью отрезаны от советских районов Центральной России (раннее связь осуществлялась че-рез Каспийское  море).
Трагические события связаны с занятием города Мерва. Красные во главе с народ-ным комиссаром труда П.Г. Полторацким (кстати, бывшим рабочим-железнодорожником)  организовывают оборону города. Но когда повстанцы реально угрожают городу, Полторацкий пытается скрыться из города с целью сохранения цен-ностей Госбанка. Однако, он и начальник Чека Мерва И.К. Калениченко были арестова-ны рабочими и расстреляны на окраине города. В тюрьме перед казнью Полторацкий написал письмо — документ необычайный, потрясающий и сегодня, по прошествии многих лет:  «Ну, товарищи, кажется, все, что нужно сказать, сказал вам. Надеюсь на вас. Я спокоен и навсегда ухожу от вас», - это заключительные строки письма.
Через день повстанцы совершили еще одно злодеяние, расстреляв девять асха-бадских комиссаров во главе с  В. Телией ** и командиров Красной Армии.

* Овезберды Кулиев – ашхабадский комиссар, организатор Красной гвардии. В связи с его ис-чезновением, одни считали, что он – один из казненных  комиссаров, другие – что его вывезли в 1918 году англичане в Индию. Впоследствии его племянник, Абды Кулиев, рассказывал, что мать Овезберды (он был ее любимым старшим сыном) сначала развенчала первую версию, для чего ей понадобилось  …раскопать (!!!) могилы ашхабадских комиссаров, а затем совершила две по-ездки в Индию. Они также не дали результата, кроме того, что эта поездка трагически сказалась на судьбе сопровождавшего мать младшего сына – Мейлиса, который  ездил в Индию, пере-одевшись афганцем. В 1936 году он был арестован и расстрелян.
** Виссарион Телия -

В каждом пункте с русским населением образовывался Временный Исполнитель-ный Комитет (ВИК) – всесословный представительный орган власти. Восставшие восста-навливают демократические порядки, которые существовали при Временном прави-тельстве до октябрьской революции 1917 года. В некоторых местах даже сохранены Советы рабочих депутатов. Кроме того, местные ВИК пользовались значительной авто-номией от областного (Закаспийского) ВИКа, каковым являлся Асхабадский ВИК.
24 июля 1918 года Чарджуй (Закаспийской области Туркестанского края). Обра-зование красного Асхабадского фронта против восставших железнодорожников Средне-Азиатской железной дороги.
Повстанцы недаром рвались в Чарджуй: было известно об имеющихся там  боль-ших запасах оружия. Ведь Чарджуй был пограничным пунктом с Бухарским эмиратом. В городе были сосредоточены красные отряды общей численностью в 6 тысяч бойцов.
Фунтиков и его правительство понимали, что нужно наращивать боевые силы, что-бы противостоять красным. Особенно ощущался недостаток комсостава и вообще спе-циалистов. А. Доррером, которого вызвал Фунтиков, был привлечен к сотрудничеству союз фронтовиков - Туркестанский союз борьбы против германо-большевиков*, - и че-рез этот союз установилась связь с  англичанами.  

* Союзы фронтовиков   представляли собой общественные объединения солдат и офицеров Первой мировой войны. Они занимались взаимопомощью и трудоустройством, но преследова-лись Советской властью за наличие в своих рядах «контрреволюционного офицерства», непри-знание Брестского мира.
Туркестанский союз борьбы против германо-большевиков был создан весной 1918 года и дей-ствовал подпольно на территории Туркестана. Ориентация лидеров союза – православный мо-нархизм. Штаб находился в Ташкенте. Союз имел связи со всеми крупными антисоветскими цен-трами и группами в Туркестане, а также с англичанами. В октябре 1918 года разгромлен Турке-станской Чека.

Сам Фунтиков уехал временно из Ашхабада. Он отправился в боевые части, на фронт (в направлении на Ташкент) «для поднятия духа в войсках, где уже начался упадок духа и энергии» (из записки Ф.А. Фунтикова, 1919 год). По приезде Фунтикова был под-нят вопрос о преобразовании Асхабадского ВИКа во Временное правительство Закас-пийской области, председателем был выбран  Ф.А. Фунтиков.  Была разработана кон-ституция правительства.  Это было не единственное Временное правительство в тот год в России, но из 5-ти контрреволюционных правительств оно по признаку сословия было «самым рабочим». «Члены правительства были из кондукторов, кочегаров и сигналь-щиков и почти единственным нежелезнодорожником в правительстве был министр иностранных дел Зимин, директор школы, избранный на такую ответственную долж-ность потому, что мог не только читать и писать, но обладал сюртуком и цилин-дром», - так с иронией напишет об этом правительстве  Вилфрид Маллесон, о котором речь будет впереди.
Временное правительство объявило запись добровольцев («на 6 месяцев или до ликвидации большевистского вопроса»), но запись в добровольческий отряд шла не-удовлетворительно. Тогда было решено объявить мобилизацию от 21 до 25-тилетнего возраста.  
13 августа 1918 года Байрам-Али (Мервского уезда Закаспийской области Турке-станского края). Красные после боя с восставшими закаспийцами овладели горо-дом.
Развитие событий показывало, что для действенного сопротивления силам крас-ных собственных ресурсов недостаточно. «Белых»  Фунтиков и его соратники  не при-знавали и их верховному правительству Колчака в Омске никак не подчинялись. Англи-чане же были рядом. Снова обращаются к англичанам. Вот что пишет об этом в своих записках Фунтиков: «мы живо сговорились с англичанами, которые успели нам дать еще  200 человек* {сипаев с пулеметами} и только благодаря сипаев у нас не получилось па-нического бегства из Мерва, только благодаря англичанам мы сдерживали дальнейший натиск противника вплоть до входа на каахкинские позиции».

* По просьбе правительства 28 июля 1918 года в Байрам-Али из Персии прибыла англий-ская пулемётная команда. Теперь, начиная с 12 августа, части Британской королевской армии переходили российскую границу у станции Артык и наступали на красный фронт. Благодаря организованности и стойкости сипаев (солдат-индусов), составлявших основу британских час-тей, восставшим действительно удавалось остановить натиск красных. Под Каахка восставшие и англичане закрепились в середине августа 1918 года.

19 августа 1918 года Мешхед (Персия). Подписание договора о сотрудничестве между правительством восставших Закаспия и Британской военной миссией в Туркестане.
В августе 1918 года между Временным правительством Закаспия и Британской во-енной  миссией* был заключен договор, в котором Маллесон (глава миссии) от имени своего правительства «дал обязательство <>всемерно помогать Закаспийскому пра-вительству живой силой и боеприпасами в течение всего времени, пока оно будет вес-ти борьбу с большевиками; не исключалась и финансовая помощь. Взамен этого по мо-ему требованию Закаспийское правительство обещало вывести свои паровозы и под-вижной железнодорожный состав из Красноводска, позволить мне минировать там порт, уничтожить водокачки и нефтехранилища вдоль железной дороги, привести в негодность мосты и в случае необходимости снять в некоторых местах рельсы» (Вил-фрид Маллесон «Двадцать шесть комиссаров», журнал "Fortnightlu Reviw", 1933 год). Для заключения этого договора от Временного правительства в Мешхед прибыл В.И. Дохов.  В 1917 году он, будучи билетным контролером,  входил в Совет депутатов рабочих и служащих Средне-Азиатской железной дороги (САЖД). Вплоть до восстания был пред-ставителем Союза трудящихся САЖД в красном Областном Совнаркоме.

* Прогерманская политика большевиков привела к тому, что советская Россия снова обер-нулась для Англии угрожающей стороной. Создание, цели и задачи Британской военной миссии в Туркестане объясняются обеспокоенностью Британского и Индийского правительств вполне реальной угрозой в начале 1918 года турко-германского вторжения в Среднюю Азию. Были разработаны контрмероприятия, одним из которых стала отправка в Среднюю Азию венной миссии с целями:      
1. Организовать на месте сопротивление турко-германскому наступлению.
2. По возможности, обеспечить за собой Среднеазиатскую железную дорогу так, чтобы не дать противнику использовать её.
3. Взять в свои руки всё судоходство на Каспийском море.
4. Перехватывать неприятельских агентов.
5. Противодействовать неприятельской пропаганде.**
Военная миссия создана (с опозданием  - не в начале года, а только в начале лета - из-за бюрократических причин) на основе контингента индийской кавалерии и пехоты и возглавля-ется  генерал-майором Вилфридом Маллесоном, который до начала Первой мировой войны лично руководил деятельностью британской агентурной сети в Афганистане, Иране и россий-ском Туркестане. В июне 1918 года группа Маллесона выдвинулась на север Персии и организо-вала военную базу в Мешхеде, в непосредственной близи границы с  российским Закаспием. (Естественно, такое использование персидской территории нарушало нейтралитет Персии.)
** В необозримых недрах Интернета мне удалось наткнуться на редкий документ -  ответ сипаев на листовку большевиков, сброшенную над Каахка с аэроплана. Совершенно изумитель-ное начало: «Позвольте нам ответить на слова об нас в более вежливом тоне, причем наша вежливость нисколько не умаляет враждебных чувств, которые мы питаем к вам.»!  Далее в ответе выражается желание быть «союзниками настоящими и будущими как теперешней, так и будущей России». Но: «Разве Вы не знаете (нужно ли даже напоминать об этом?), что Турция - самая дряхлая, захудалая и ни к чему не годная деспотическая монархия? Разве вы согласитесь в момент вашего воскресения и вступления в новую политическую жизнь на родных началах – брать пример с наименее культурных турок, к тому же вечных ваших  врагов?  Если вы дейст-вительно искренние социалисты, революционеры и демократы, то разве вы можете дружить и заключать мир с вашими бывшими врагами, самыми явными и упорными представителями им-ператорской власти – с германцами и австрийцами? <> мы сами отлично понимаем, с кем мы имеем дело, и поняли уже давно, когда были на западных и других фронтах в течение долгих че-тырех лет. Поэтому покорнейше просим вас не обращаться к нам с прокламациями».

Само же сотрудничество с Маллесоном началось раньше: уже в первых числах ав-густа на территорию Закаспия по его приказу вошла ограниченная группа англо-индийских войск, центральным пунктом сосредоточения которых стал Ашхабад. Основ-ные силы группы Маллесона остались в Мешхеде (сам Маллесон посетил Закаспий только в декабре 1918 года).
15 октября1918 года Теджен, станция (Закаспийской области Туркестанского края). Отступление закаспийских повстанцев и англичан со станции.
Участие английских боевых сил  на стороне восставших в военных операциях (ко-гда успешных, когда – нет), все более усиливало зависимость  Временного правительст-ва от англичан, власть которых особенно проявилась в последующих событиях.
31 декабря 1918 года Асхабад (Закаспийская область Туркестанского края). Ан-тивоенное общее собрание граждан города, породившее правительственный кри-зис в стане восставших Закаспия.
31 декабря 1918 года состоялся митинг всех организаций города, на котором Вре-менное правительство подняло вопрос о мобилизации населения для пополнения сво-их войск.  Но выступившие большевики призвали выступать против братоубийственной войны и  не оказывать доверия правительству. Председательствующий на митинге Фун-тиков в таких условиях вынужден был отказаться от ведения собрания и  удалиться вместе с другими членами правительства.  Английские войска разогнали митинг, окру-жив здание железнодорожного клуба, в котором он проходил. Собравшиеся здесь на следующий день, также были разогнаны англичанами.
1-2 января 1919 года Закаспийская область (Туркестанского края). Под давлением англичан Временное правительство  во главе Ф.А Фунтиковым сложилополномо-чия, передав власть Комитету общественного спасения (в составе 5-ти человек).
Фунтиков и члены правительства добровольно сложили свои полномочия, не пы-таясь подавить недовольства силой. Увидев это, Маллесон полностью берет ситуацию под контроль. Чтобы не допустить выдвижения новых рабочих лидеров, запрещаются все сходки. Временное правительство упразднено Маллесоном под предлогом его «не-эффективности и коррумпированности» и замещается Комитетом общественного спа-сения (другое название – директория). В нем главенствуют уже не рабочие. Да Комитет и не представляет из себя власть. Он полностью подчинен англичанам.
У Фунтикова производится обыск, а затем его арестовывают*.

* Маллесон в своих воспоминаниях дает Фунтикову следующую характеристику: «Предсе-дателем временного правительства был некто Фунтиков, машинист, веселый малый, кото-рый, к несчастью, чрезмерно любил водку и был окончательно отстранен от работы после об-винения в растрате государственных денег на сумму не менее 7 млн. рублей».
Находясь в тюрьме, Фунтиков пишет записку, цитаты из которой приводились в тексте выше. Записка сохранилась до наших дней, правда, не выяснено кому она была предназначена. Вообще, события, составляющие основу «Закаспийской драмы», остались в истории выяснен-ными неполностью.
Обвинение в растрате 7 миллионов рублей, предназначенных для пособий фронту, доказано не было, и англичане выслали Фунтикова в отдалённый аул Султан-Али. По другой версии, он оставался в Ашхабаде. Но как бы то ни было на самом деле, про него на какое-то время забыли, и он смог уехать из Туркестана на свою родину, на нижнюю Волгу. Где тихо-мирно занимался сельским хозяйством.
Апрель - июль 1919 года Уход английских войск из Закаспия. Переход руководства Туркестанской армии к Деникину.
Когда же, собственно говоря, началась в Туркестане борьба «красных» с «белыми»? Ведь был и такой этап в антибольшевистской борьбе в Туркестане.
Сосредоточием сил «белых» в Туркестане был Ташкент до  установления в нем со-ветской власти (т.е. до ноября 1917 года). Такими силами являлись штаб Туркестанского Военного округа, Военное училище, Школа прапорщиков, Кадетский корпус. Были при-влечены и вооружены даже гимназисты и учащиеся реального училища.  После победы советской власти в Ташкенте силам «белой гвардии» пришлось покинуть Ташкент и примкнуть к различным антибольшевистским формированиям в Закаспии, Семиречье, Оренбуржье, на Урале, в Сибири и т.д.
Приказом Деникина от 22 января 1919 года действующие на Закаспийском фронте русские части были объединены в Туркестанскую армию. Она была включена в состав Вооруженных Сил Юга России (ВСЮР). Командующим Туркестанской армией сначала был назначен один из членов Комитета общественного спасения генерал-лейтенант  Ипполит Викторович Ставицкий. После поражения в июне 1919 года  у Ка-ахка, он отстранен от командования и заменен формально (согласно приказу) гене-рал-лейтенантом А.А Боровским, а фактически – генерал-лейтенантом Б.И. Казанови-чем. Маллесон оказал Туркестанской армии помощь деньгами, оружием, и снаряже-нием.  Но сами британские войска, начиная с апреля 1919 года, стали уходить из За-каспийской области. Недовольство общественности Великобритании интервенцией повлияло на решение ее правительства отказаться от дальнейшего военного присут-ствия в Туркестане.
19 октября 1919 года  Айдын, станция (Закаспийская область) Туркестанская ар-мия потерпела очередное жесточайшее поражение.
Февраль 1920 года Частями Красной армии освобождена вся  Закаспийская об-ласть.

Историки считают белую Туркестанскую армию* самой неудачливой из всех белых формирований. Она не одержала ни одной сколько-нибудь заметной победы. Смена командующих Туркестанской армией не принесла желаемого успеха. Поражения следо-вали за поражением. К тому же красные, сменив тактику и прекратив военные действия вдоль САЖД, резко свернули на юг и через пустыню и горы двинулись вдоль персид-ской границы. Марш был тяжелый, но зато красные вышли туда, где их никто не ждал. В результате 9 июля 1919 года красными был взяли Ашхабад** и, продолжая наступление, нанесли в октябре тяжелейший удар белым в бою у станции Айдын. В конце концов, ос-татки армии к началу 1920 года были сжаты в одну группу и окружены в районе Красно-водска. 6 февраля 1920 года  остатки Туркестанской армии на кораблях Каспийской флотилии ВСЮР генерала Деникина были эвакуированы из Красноводска в Дагестан. Небольшая часть на английских кораблях эмигрировала в Персию. На этом война в За-каспийской области закончилась.
Как видим, на окраине российской империи, как называли Туркестан, происходила самая настоящая гражданская война в полном соответствии с  энциклопедическим оп-ределением этого термина: «Гражданская война — война между организованными груп-пами внутри одного государства. Целью сторон, как правило, является захват власти в стране или в отдельном регионе, независимость региона, или изменение политики правительства».

*может быть путаница, т.к. красная армия Туркестана также носила такое название, пока ее не переименовали.
**  9 июля 1919 года Асхабад  переименован в Полторацк

Только с 1919 года, когда на смену закаспийскому правительству пришли деникин-цы, можно говорить о борьбе «белых» с «красными». А нам-то про эти годы в школе только о борьбе с басмачами рассказывали …  Мы ходили по  улицам родного города, таким как Житникова, Полторацкого, Теллия, Шаумяна, Подвойского, Фрунзе, не заду-мываясь  ни мало о реальных личностях (естественно, из числа победивших большеви-ков), стоящих за этими именами.
Что школьные учебники! – дальнейшее мифотворчество воплотилось  в ряде лю-бимейших фильмов: «Белое солнце пустыни», «Офицеры» «На перевале не стрелять», «Седьмая пуля» и т.д. Такие старые любимые фильмы сейчас называют «легендами на-шего кино». Вот уж в прямом смысле – легенды! Но будем снисходительны и, во всяком случае, относительно шедевра Мотыля «Белое солнце пустыни», заменим определение  «миф», имеющее смысл  «может, где-то и было», словом «сказка».  
До сих пор продолжаются дисскусии о причинах поражения белых в период 1919-1920 годов, когда, казалось бы, белое движение было на пике успеха, а молодая Совет-ская республика буквально задыхалась от окружавших ее фронтов.  Деникин в «Очерках русской смуты» писал: «Оптимизм покоился на реальной почве: никогда еще до тех пор советская власть не была в более тяжелом положении и не испытывала большей тре-воги». Оптимизм  - это о деникинской директиве от 20-го июня наступать на Москву. Мо-сква – это была психологическая цель, в стратетическом отношении «московская» ди-ректива Деникина «предполагала нанесение главного удара в кратчайших к центру на-правлениях». В этом его оптимизме и видят некоторые историки причины поражения ВСЮР.
«История – лучший следователь…» - писал Деникин. Появляются все новые и но-вые архивные сведения о том времени. Читайте, исследуйте. Например, художествен-ную литературу: Валентин Рыбин «Огненная арена; Закаспий», Роман, Ашхабад, «Турк-менистан»,1989 год.
Что касается Фунтикова, то он был чисто случайно арестован в 1923 году органами ОГПУ. Прибыв к нему всего лишь для выяснения некоторых вопросов, комиссары  полу-чили сведения о непосредственной причастности Фунтикова  к казни 26-ти бакинских* и 9-ти ашхабадских комиссаров …от его дочери. Она, видимо, совершенно не имея таких намерений, выдала отца, вспомнив при нежелательных свидетелях рассказы отца об участии в этих убийствах. Фунтиков был арестован, судим и приговорен к расстрелу (в 1926 году) именно за организацию и участие в этих казнях. Но долгое время убийство 26-ти безоружных пленников – бакинских комиссаров, ставшее одним из основных ис-торических событий русской революции, приписывалось инструкциям, данным некото-рыми офицерами британских войск, действовавших в то время в северной Персии. На-писание  мемуаров Маллесоном ставило одной из целей снятие обвинений с  англичан. Но … . Все это прошло незамеченным - и в Англии, и в России.

* События, связанные с именами 26 бакинских комиссаров, их гибелью считаются совре-менными историками самой запутанной и так и оставшейся неразгаданной  страницей времени страны Советов. Прежде всего, так и не выяснено: герои они (по версии Микояна, участвующего в событиях тех лет) или предатели, сдавшие город (Красноводск) и позорно бежавшие с партий-ной кассой (по некоторым свидетельствам из архивов). В свете, а вернее сказать, в тумане, оку-тавшем эти обстоятельства, уже не так важно, что в захоронении в песках Кара-Кумов обнару-жено только 23, а не 26, казненных и среди них нет трупа Степана Шаумяна - главного дейст-вующего лица этих событий.  Что только 9 являлись действительно красными комиссарами, а остальные -  оказавшимися не в то время и не в том месте.,
В Интернете можно посмотреть документальный фильм «Унесенные временем», 63-я се-рия которого, представляет попытку раскрытия этих тайн. Правда, сцены реконструкции казни на примере снесения  шашкой  арбузов, надетых на колы, вызывает некоторую оторопь. Да, и здесь нет уверенности – действительно ли плененные были  обезглавлены, причем рукой одно-го человека необычайной силы, или расстреляны.
Сообщений: 279
Maslovez:
До сих пор продолжаются дисскусии о причинах поражения белых в период 1919-1920 годов

Большевики дали более привлекательное для народа будущее?
Сообщений: 36
Уважаемая Леля! Спасибо Вам за прочтение моего, безусловно, непростого материала.
А что каксается приведенной Вами цитаты, то там говорится только о военном поражении белой гвардии. Возможно, в противном случае, т.е. если бы белые победили (а это было очень возможно -  в белой гвардии было много классных военных специалистов), политическую победу им бы одержать не удалось. Одна из главных причин - у них не было лидера (им бы мог стать Корнилов, но он погиб в самом начале гражданской войны) и, соответственно, не было политической программы. Единой неделимой России, о которой они мечтали, не существовало. Если конкретно говорить об Азии, то здесь, как красиво пишут, "развернули зеленые знамена" басмачи.
Как известно - история не знает сослагательного наклонения, и реальная опасность, рассуждая "а что было  бы", это  - сменить одну мифологию на другую.
Редактировалось: 1 раз (Последний: 17 марта 2013 в 11:51)
ГрамотаМедаль
Сообщений: 1073
Maslovez:
Одна из главных причин - у них не было лидера

Так что большевики с расстрелом царской семьи отнюдь не сглупили.
В начало страницы 
|
Перейти на форум:
Быстрый ответ
Чтобы писать на форуме, зарегистрируйтесь или авторизуйтесь.

← Назад