Кавказский блог

Автор блога: Borz
Все рубрики (2)
Шейх Саид афанди аль-Чиркави убит ваххабитами
0
Духовный лидер Дагестана, 74-летний суфийский шейх Саида аффанди аль-Чиркави погиб от руки террористки-смертницы. Вместе с ним погибла его супруга и еще пять человек, в том числе 12-летний ребенок. Еще три человека получили ранения. В Дагестане объявлен день траура. Следствие полагает, что за терактом стоит радикальное ваххабитское подполье.



Саид Абдурахманович Ацаев, известный в мусульманском мире как шейх Саид афанди аль-Чиркави (Чиркейский), проживал в аварском селе Чиркей недалеко от Буйнакска. Во вторник, 28 августа, к нему в дом вошла под видом паломницы женщина, которая не вызвала подозрений у охраны. Она подошла к шейху практически вплотную и привела в действие закрепленное на ней взрывное устройство.

Смертнице взрывом оторвало голову, но правоохранительные органы довольно быстро установили ее личность. Террористкой оказалась так называемая "черная вдова" Аминат Курбанова, урожденная Алла Сапрыкина 1982 года рождения. Она вышла замуж за мусульманина-ваххабита и сама приняла ислам. В 2012 году ее мужа убили в ходе спецоперации.

Курбанова с весны находилась в розыске. По оперативным данным, она входила в группу из пяти смертников, подготовленных для проведения терактов. Двух женщин удалось задержать накануне первомайских праздников в Северной Осетии. А 3 мая в пригороде Махачкалы на блокпосту подорвали себя брат и сестра Алиевы 23 и 19 лет соответственно. Погибли 12 человек, более сотни были ранены.

После теракта в Махачкале появились предположения, что Курбанова сама не была смертницей, а лишь занималась вербовкой террористов. Появились предположения, что она сама случайно погибла во время самоподрыва Алиевых. Кроме того, в мае же был уничтожен полевой командир Гусейн Мамаев, которого считали организатором теракта и группировка которого предположительно подготовила смертников. Возможно, все это в совокупности успокоило спецслужбы и интенсивность розыска Курбановой снизилась.

Убийство Саида Чиркейского стало самым резонансным покушением на религиозного деятеля в Дагестане. Хотя мусульманские священнослужители в республике довольно часто становятся жертвами экстремистов, но посягательств на духовных лидеров такого масштаба еще не случалось. Саид Чиркейский был духовным лидером, к мнению которого прислушивались верующие. Среди его мюридов числятся многие крупные бизнесмены и влиятельные чиновники. Саид Афанди не занимал никаких официальных постов, но его мюридом является муфтий Духовного управления мусульман Дагестана.

Биография шейха Саида афанди аль-Чиркави была достаточно обычной до определенного момента. Он учился в советской школе, работал чабаном в колхозе, служил в армии, был пожарником на Чиркейской ГЭС. Однако, в возрасте 32 лет он ушел с работы и целиком предался изучению Корана и трудов духовных наставников. Окончив всего 7 классов, он прочитал много литературы и писал свои труды по богословию в стихах, вызывая восхищение тех, кто их читал, в том числе Расула Гамзатова. Со временем шейх стал главой двух суфийских тарикатов  Накшбанди и Шазилийя, которые составляют основу традиционного для Дагестана течения ислама. Еще один тарикат - Кадирийя - получил распространение в соседней Чечне. Поскольку шейх официально не назначил себе преемника, преемственность духовной власти сейчас прервана.

Погибший мученической смертью шейх Саид афанди аль-Чиркави предпринимал попытки наладить диалог с лидерами салафитских общин, чтобы предотвратить их дальнейшую радикализацию. Он категорически осуждал с богословских позиций тех, кто совершает преступления во имя веры.

Наступление экстремистов на традиционный ислам в последние годы осуществляется по всем фронтам. В Дагестане в октябре 2011 года застрелили еще одного суфийского шейха Сиражутдина Хурикского, который пользовался наибольшим влиянием на юге Дагестана. В том же ряду стоят убийства муфтия Кабардино-Балкарии Анаса Пшихачева, заместителя муфтия Ставрополья Курмана Исмаилова, ректора дагестанского Института теологии Максуда Садикова и покушение на муфтия Татарстана Илдуса Файзова.

Гибель Саида Чиркейского вызвала в Дагестане настоящий шок. Проститься с шейхом приехали почти сто тысяч человек со всей республики. Они повергнуты в шок и негодование убийством своего любимого духовного наставника. Глава республики Магомедсалам Магомедов собрал экстренное заседание Совета безопасности, на котором потребовал от правоохранительных органов найти и уничтожить организаторов теракта. Также было принято беспрецедентное в своем роде решение о создании в городах и районах отрядов самообороны из молодых людей, которые займутся борьбой с ваххабитским подпольем.

Ваххабиты освоили и такой метод террора, как внедрение своих сторонников на военные базы. Практически одновременно с убийством шейха пришли сообщения, что в другой части республики, на границе с Азербайджаном, пограничник-контрактник открыл огонь по коллегам-силовикам. Жертвами стали двое военнослужащих внутренних войск и пятеро сотрудников СОБРа из Алтайского края, командированные в Дагестан. Ответным огнем ваххабит был убит. Информация о связи сержанта Рамазана Алиева с ваххабитами у компетентных органов была и его перевели на работу, не связанную с боевыми действиями - в отдел материально-технического обеспечения. Тем не менее, он продолжал ходить в караул с закрепленным за ним автоматом. И в этот день он также находился на дежурстве.

"Убийство шейха Саида Афанди Чиркейского - еще одно бесчеловечное и циничное преступление в отношении духовных авторитетов нашего общества, мужественных и незаурядных личностей, которые и сегодня являются нравственными ориентирами для всех дагестанцев, - говорится в заявлении руководства республики.- Именно таких людей смертельно боятся идеологи терроризма, которые пытаются подменить истинные духовные ценности пропагандой лживых и человеконенавистнических идей".
"Шейх Саид Афанди Чиркейский пользовался непререкаемым авторитетом в республике и за ее пределами, - отмечается в заявлении. - Его мудрое слово на протяжении долгих лет служило духовному просвещению общества, направляло на путь мира и согласия, наставляло молодежь следовать высшим нравственным ценностям ислама, дагестанской культуры, гуманистическим традициям наших народов. Ему верили, доверяли, за его советом и поучением шли тысячи людей". Шейх Саид Афанди "твердо стоял на позициях милосердия, добра, ненасилия, осуждал радикализм во взглядах и действиях, открыто выступал против экстремизма и терроризма".
Органы власти Дагестана подчеркнули, что "будут предприняты все необходимые меры, чтобы преступники получили по заслугам". "Преступникам не удастся расколоть Дагестан, разрушить наше единство, посеять страх и ненависть на дагестанской земле, где веками мирно сосуществовали представители разных народов, религий, культур. Авторитетное слово духовных лидеров Дагестана будет жить в делах их многочисленных последователей", - говорится в заявлении.
Чеченцы
0
Чеченцы - это один из древнейших народов мира. Их самоназвание - «нохчи», которое означает по одной версии "люди Ноя" по другой "люди плуга" (именно Ной даровал людям плуг после потопа). У чеченцев собственный антропологический тип и самобытная культура. На Северном Кавказе – это самый крупный этнос (свыше 1 млн. чел.). К чеченцам очень близки по генотипу, культуре и религии их соседи ингуши. Вместе они образуют вайнахский народ, связанный кровным родством, общей исторической судьбой, территориальной, экономической, культурной и языковой общностью.

Вайнахи (чеченцы, ингуши) являются аборигенами Кавказа и говорят на нахском языке, входящим в северо-кавказскую группу иберийско-кавказской семьи языков. Чеченское общество исторически формировалось, как полиэтническое, оно постоянно впитывало в себя различные этнические элементы кочевых и соседских горских народов, об этом свидетельствует не вайнахское происхождение многих чеченских тейпов (родов).

История Чечни – это непрекращающаяся борьба против внешних врагов за свободу и независимость, чередование периодов существования государственности с периодами ее разгрома и новых попыток возрождения. В эпоху раннего средневековья (IV-XII вв.) чеченцам пришлось отражать экспансию Рима, Сасанидского Ирана, Арабского Халифата, Хазарского Каганата.

В IV-XII вв. в горах Чечни и Дагестана существовало «царство Серир», государственное образование раннеклассового типа; в равнинно-предгорной зоне Северного Кавказа сложилось Аланское полиэтническое раннефеодальное государство. Степные районы современной Чечни входили в состав Хазарского Каганата. Таким образом, уже в период раннего средневековья вайнахские племена вместе с родственными народами Кавказа предпринимают попытки создания государственности. Предки чеченцев принимали активное участие в политической жизни средневековой Грузии, Серира, Алании, Хазарии.

В ХIII-XIV вв. чеченцы под напором татаро-монголов вынуждены были отступить в горы. В конце XIV в. войска Тамерлана разгромили существовавшее на территории Чечни государство Семсим, после чего наступил длительный период упадка. Физические, материальные и культурные потери вайнахского народа после нашествия Тамерлана были столь велики, что в очередной раз прервалась историческая связь времен и культур.

После распада Золотой Орды чеченцы постепенно спускаются с гор и заново осваивают Чеченскую равнину. Чеченцы, испытав «все прелести» гнета иноземных властителей и своих феодалов, не приняли крепостнический путь развития, вместо этого на большей части территории Чечни возродился традиционный уклад жизни – вольные общества, где личная свобода была ограничена лишь строгими законами адата (родового права). С тех пор у чеченцев, принадлежность к племенной и феодальной знати была недостаточна для того, чтобы власть здесь стала наследственной. Индивидуализм, культ свободы, демократизм у вайнахов были развиты настолько сильно, что на определенном этапе развития эти достоинства народа обернулись против него же, стали тормозом самого процесса формирования нации. Не случайно, чеченские общества враждовали между собой и, боясь возвышения людей из своей среды, боясь создания института наследственной власти, на должность правителей приглашали представителей то кумыкского, то кабардинского княжеских родов, от которых при желании легко было избавиться (и избавлялись). Жизнь горцев во всем мире определяется большой изолированностью родов и общин, свободолюбием и воинственностью. Рабство и крепостничество не могут привиться в горских обществах, где каждый мужчина – воин. Феодалы могли распространить свою власть лишь на отдельные районы, а удержать ее было возможно только при добровольной поддержке свободного и воинственного населения. В горах интересы семьи, рода, общины чаще всего превалировали над общенациональными интересами, поэтому там трудно было создать устойчивое государственное образование.

Чеченское общество всегда было как бы «не государственным» этнократическим (от греческого etnos – обычаи). Существовала традиция проведения народных собраний, на них избирались временные предводители для ведения войны, управления обществами, но у вайнахов никогда не было царя. Проблема консолидации для них всегда была актуальна. Царский офицер Умалат Лаудаев (чеченец по происхождению), писал в 1872 г., что «обществу чеченского племени, состоя из множества фамилий, искони враждебных между собою, чуждо единодушие. Таким образом, назрановцы были непримиримыми врагами равнинных чеченцев - они грабили и убивали друг друга; шатоевцы нападали на надтеречных чеченцев, эти же, мстя им, похищали у них людей и продавали их в неволю. Из этого не единодушия чеченских обществ проистекала ничтожность политического значения их страны».

Постоянная угроза, исходившая от внешних врагов, все же способствовала специфически проходившему процессу консолидации чеченского общества. У вайнахов дольше, чем у других народов Кавказа, сохранились институты родоплеменной, военной демократии, общинные демократические формы управления страной. В силу особенностей исторического развития (борьбы с внешними врагами), уровень социального расслоения чеченского общества был невысок, и соответственно социально-классовые различия были развиты слабо. Возникающие в обществе социальные конфликты эффективно регулировались в рамках родоплеменных отношений, на основе синтеза обычного (адат) и исламского (шариат) права. В результате, чеченцы, имея сравнительно высокий уровень духовной, материальной и бытовой культуры, не знали института феодальной власти в его классической форме, жили своеобразными самоуправляющими общинами. Каждый род (тейп) жил на своей исторической территории, являющейся родовой общинной землей. Все вопросы жизни сородичей (соплеменников) на этой территории решались советом старейшин рода. Функции государственной власти, регулирования международных, межплеменных, межродовых отношений ложились на «совет страны» (мехка кхел), в ведении которого находились вопросы общенационального уровня. При необходимости совет избирал временного военного предводителя. Для чеченского общества характерно максимальное сосредоточение власти внизу, в местных общинах, и делегирование полномочий снизу вверх по мере необходимости. Вольные общества Чечни не терпели над собой единоличной власти, диктатуры, чеченцы отрицательно относились к преклонению перед вышестоящими, тем более к возвеличиванию их. Преобладание чести, справедливости, равенства, коллективизма - особенность чеченского менталитета.

← Назад