Мэтью Брайза: крепнущая азербайджано-туркменская дружба открывает новые возможности для региона

Мэтью Брайза: крепнущая азербайджано-туркменская дружба открывает новые возможности для  региона

Интервью с бывшим послом США в Азербайджане, бывшим заместителем помощника госсекретаря США по делам Европы и Евразии господином Мэтью Брайза опубликовано онлайн изданием report.az :

— Мистер Брайза, рады снова приветствовать вас. Мы уже встречались с Вами на платформе Caspian Week 2020, где вы были в числе спикеров, во время проведения Международного Экономического Форума в Давосе и брали у вас интервью касательно развития Каспийского региона. Увидев ваше недавнее выступление на Horasis Extraordinary Meeting on the USA 18 марта, сегодня мы хотели бы узнать вашу точку зрения о том, как изменился регион Средней Азии за последний год и что вы предрекаете региону в будущем. 21 января 2021 года был подписан меморандум о совместной разведке и разработке месторождения «Достук» на Каспии, который в дальнейшем был утвержден парламентами Азербайджана и Туркменистана. Как данное историческое событие повлияет на регион и какие появятся новые возможности?

— Соглашение от 21 января о совместной разведке и разработке месторождения Достлуг — поистине историческое соглашение. Это соглашение создает ряд новых возможностей для сотрудничества не только между Азербайджаном и Туркменистаном, но и для всех стран Каспийского региона.

Соглашение устраняет серьезное препятствие на пути к более широкому и глубокому сотрудничеству между Азербайджаном и Туркменистаном. Как человек, который в качестве дипломата США сосредоточился в первую очередь на регионе, в мое время это был спор по поводу нефтяного сектора, известного тогда как «Кяпаз» или «Сердар», который всегда зависел от отношений между двумя странами. Разногласия по этому поводу на протяжении более 30 лет вызывали чувство недоверия между двумя странами. Таким образом, с разрешением этого спора сейчас открывается путь для сотрудничества по многим вопросам, которые ранее были невозможны.

Первым из этих вопросов, очевидно, является совместная работа двух стран над разработкой самого месторождения «Достлук». Это потребует от них заключения ряда дополнительных соглашений, чтобы гарантировать коммерческую жизнеспособность проекта. Их успешный опыт совместной работы над этим первым проектом может привести к инвестициям и созданию новых деловых предприятий в секторах экономики, помимо нефти и природного газа.

Еще одним из этих новых направлений сотрудничества может стать экспорт туркменского газа через Каспийское море в Азербайджан и за его пределы. Промышленность Азербайджана, особенно нефтехимическая, может выиграть от новых поставок газа из Туркменистана. Кроме того, такие новые поставки газа могут быть доставлены еще дальше на запад, чтобы помочь Азербайджану и Армении, а также, возможно, вместе с Турцией, разработать новые промышленные проекты, которые могут обеспечить рабочие места и стимулировать экономический рост, тем самым помогая залечить раны Второй Карабахской войны.

Другой вопрос, по которому Азербайджан и Туркменистан могут теперь сотрудничать, — это защита морской среды Каспийского моря. Разливы нефти в море не признают границы стран. Таким образом, Азербайджан и Туркменистан, а также Россия, Казахстан и Иран заинтересованы в совместной работе Туркменистана и Азербайджана с целью уменьшения ущерба, нанесенного предыдущими разливами нефти в Каспийском море, предотвращения будущих разливов нефти и смягчения их последствий.

И когда все эти новые модели сотрудничества станут реальностью, они укрепят транспортные коридоры, связывающие Центральную Азию, включая Афганистан, и Южный Кавказ, и Европу через Черное море и Турцию. Под транспортными коридорами я имею в виду не только нефтепроводы и газопроводы, но и контейнерные перевозки по железной дороге, автомагистралями и судами, а также цифровое сообщение путем развивающихся оптоволоконных сетей.

Взятые вместе, эти различные транспортные сети могут предоставить огромные возможности для бизнеса, помогая стабилизировать Афганистан, укрепляя мир между Арменией и Азербайджаном, а также предоставляя странам, расположенным вдоль южных границ Китая и России, варианты транспортировки, которые создают конкурентную деловую среду. По моему личному опыту здоровая конкуренция между предприятиями и странами действительно может стимулировать сотрудничество, если все конкурируют честно.

— В своем выступлении на Horasis Extraordinary Meeting on the USA 18 марта вы затронули проект Транскаспийского газопровода. Не могли бы вы более детально презентовать ваше мнение о дальнейшем развитии этого проекта.

— Теперь, когда подписано «Достлукское соглашение», основное политическое препятствие на пути строительства Транскаспийского газопровода устранено. Следующий шаг — убедиться, что такой проект коммерчески привлекателен для потенциальных инвесторов. Поскольку месторождение «Достлук» еще не разрабатывалось, невозможно знать, какие объемы нефти и природного газа могут быть добыты там в конечном итоге.

Но «Достлук» — не единственный возможный источник поставок газа для Транскаспийского трубопровода. Еще одним вариантом является туркменское газовое месторождение, известное как «Блок 1» («Block One»), которое находится менее чем в 90 км от основной инфраструктуры добычи природного газа в Азербайджане. В течение многих лет я считал, что газ из «Блок 1», учитывая его географическое местоположение, имеет естественный рынок потребления к западу от Туркменистана, то есть в Азербайджане и за его пределами.

Итак, теперь я думаю, что главная задача Азербайджана и Туркменистана — работать вместе с потенциальными инвесторами над определением плана, который имеет коммерческий смысл для экспорта этих потенциально новых запасов каспийского природного газа на запад.

— Невозможно обойти стороной тот факт, что спустя 30 лет Нагорный Карабах вернулся в состав Азербайджана. Как вы знаете президент Ильхам Алиев уделяет огромное внимание развитию возвращенных земель, а также планируется проведения коммуникаций из Азербайджана в Турцию пересекая юг Армении и Нахчыван.

— Да, заявление президента Алиева, премьер-министра Пашиняна и президента Путина от 10 ноября знаменует собой величайшую военную и дипломатическую победу в истории Азербайджана. Это заявление соответствует условиям четырех резолюций Совета Безопасности ООН, требующих возвращения оккупированных территорий Азербайджана под контроль Азербайджана. Мне грустно, что Совет Безопасности Организации Объединенных Наций не смог найти способ в течение более чем трех десятилетий обеспечить выполнение своих собственных резолюций мирным путем. Но мне приятно, что рамки, определенные в заявлении от 10 ноября, в целом соответствуют так называемым «Мадридским принципам», согласованным Минской группой ОБСЕ, которые определяют рамки мирного соглашения между Арменией и Азербайджаном, которое лидеры обеих стран неофициально приняли в январе 2009 г.

В этой новой ситуации важно, чтобы и Азербайджан, и Армения в полной мере воспользовались заключительным абзацем заявления от 10 ноября, в котором говорится об открытии всех транспортных маршрутов в регионе. Это положение дает Армении возможность восстановить свои транзитные связи как с Азербайджаном, так и с Турцией, и со временем реинтегрироваться в региональную экономику.

Однако сегодня политический кризис в Армении делает такое сотрудничество психологически невозможным. Армянское общество глубоко расколото на тех, кто готов принять исход войны и двигаться вперед к построению новой и процветающей Армении, и тех, кто выступает за возобновление вооруженного конфликта. Похоже, что Азербайджан делает ставку на тех армян, которые стремятся к более безопасному и богатому будущему для своей страны за счет экономического сотрудничества с Азербайджаном, а также с Турцией.

По этой причине правительство Азербайджана готовит инвестиции в инфраструктуру для проектов, которые обеспечат экономическое развитие и возможности трудоустройства как для азербайджанцев, возвращающихся на свои освобожденные исконные земли, так и для их армянских соседей. Это будут новые автомагистрали, железные дороги, газопроводы, линии подачи электроэнергии, водопроводы, а также промышленные объекты. Одна идея — возможная промышленная зона, расположенная в Азербайджане (Нахчыван), Армении и Турции. Вместе эти проекты могут помочь Армении интегрироваться в региональную экономику и развивать новые торговые и инвестиционные связи в обширном регионе, простирающемся от Центральной Азии до Европы.

В этой связи важно отметить, что на протяжении всей войны и до сих пор президент Алиев неизменно выражал свою надежду на то, что армянские жители Нагорного Карабаха останутся и в конечном итоге будут рады возможности снова жить бок о бок с азербайджанцами, которые вернутся в свои дома. Ключевой способ добиться этого — восстановить динамичную местную экономику в регионе.

Я считаю важным, чтобы Соединенные Штаты, Европейский Союз и международные финансовые институты, такие как Всемирный банк, Европейский банк реконструкции и развития и Азиатский банк развития, оказали решительную поддержку этим проектам, чтобы залечить раны войны и создать будущую основу экономического сотрудничества.

— В декабре прошлого года мы брали интервью у знакомого вам по дипломатической деятельности бывшего посла Азербайджана в Туркменистане и Афганистане Вахдета Султанзаде. В своем интервью господин Султанзаде выразил мнение о сферах, в которых могут себя проявить туркменские компании придя в Азербайджан. Как вы смотрите данное высказывание и как по вашему мнению Западные компании могут использовать эту кооперацию двух стран?

— Трудно представить себе человека, не являющегося гражданином Туркменистана, который мог бы знать столько же о культуре, истории и людях этой страны, как посол Вахдет Султанзаде. Не будет преувеличением назвать его легендарной фигурой в истории азербайджано-туркменских отношений. Он проработал 13 лет советником посла и в последствии чрезвычайным и полномочным послом Азербайджана в Туркменистане и Афганистане.

Мне понравилось читать в декабре прошлого года интервью с послом Султанзаде, о котором вы упомянули. В нем посол упомянул потенциальные совместные инвестиционные проекты компаний из Туркменистана и Азербайджана в нефтехимии, текстильной промышленности, агробизнесе, а также в транспорте и логистике. Хотя рынками для большинства этих продуктов будут страны региона Большого Каспия, транспортные и логистические компании могут иметь гораздо более широкий географический охват, соединяя рынки Южной Азии и Европы. Существует даже новый проект под названием «Цифровой шелковый путь», который обеспечит волоконно-оптическую связь между Европой и Центральной Азией, в том числе, возможно, что кабель пройдет по дну Каспийского моря через Азербайджан. Эта новая сеть значительно улучшит качество интернет-услуг при одновременном снижении цен для потребителей.

— Возвращаясь к общим вопросам Региона Средней Азии, хотелось бы также узнать ваши прогнозы на развитие Лазуритового коридора (Lapis Lazuli).

— Лазуритовый коридор представляет собой амбициозную организационную концепцию для стимулирования многогранных транспортных и логистических связей, о которых я упомянул раннее. И, что еще более важно, это дает возможность Афганистану, не имеющему выхода к морю, стать воротами между Востоком и Западом как в Индию, так и в Пакистан, а также в Центральную Азию, Южный Кавказ, Турцию и Европу. Таким образом, коридор может дать Афганистану шанс изменить свое положение в мире позитивным и историческим образом.

С точки зрения Соединенных Штатов, этот новый коридор может иметь большое стратегическое значение, предлагая народу Афганистана возможности для обеспечения экономического роста, привлечения инвестиций и восстановления стабильности в их жизни. В эти дни администрация Байдена предпринимает новые и интенсивные дипломатические усилия по достижению мирного соглашения между правительством Афганистана и движением «Талибан». Фактически Турция собирается принять у себя первую крупную встречу в рамках этой инициативы. Если действительно удастся достичь соглашения, Лазуритовый коридор может сыграть решающую роль в поддержании и укреплении мира в регионе.

— В завершении нашего интервью, учитывая огромные изменения в регионе за последние несколько лет, просим выразить ваше мнение касательно интересов Запада в области инвестирования проектов в страны Центральной Азии.

— Западные компании были основными инвесторами в Центральной Азии за последние несколько десятилетий, прежде всего, конечно, в нефтегазовом секторе. Во время правления президента Билла Клинтона в конце 1990-х я сам активно участвовал в действиях США и Турции, по развитию трубопроводов нефти и природного газа из Каспийского моря в Турцию и далее через Азербайджан и Грузию, а также через Россию. Мы видим, насколько успешны эти усилия сегодня на примере нефтепроводов Баку-Тбилиси-Джейхан, Баку-Супса, Баку-Новороссийск и Каспийского трубопроводного консорциума, которые являются основой Южного коридора Европейского Союза. Эти проекты уже связывают Азербайджан и Грузию с Трансатлантическим союзом, который предоставляет региональным производителям нефти доступ к мировым рынкам, включая Азербайджан, Туркменистан и Казахстан.

Еще во времена администрации президента Клинтона США также очень хотели включить Туркменистан в Южный коридор через Транскаспийский газопровод. Как я упоминал ранее, перспективы такого газопровода сейчас выглядят более радужными, чем когда-либо за последние два десятилетия, благодаря соглашению «Достлук» и стремлению Азербайджана восстановить свои освобожденные земли.

Помимо нефти и природного газа, появляются другие возможности для инвестиций западных компаний, в том числе «Цифровой шелковый путь», о котором я уже упоминал. По мере продвижения амбициозных экономических и политических реформ в Узбекистане и Казахстане появляются новые возможности для западных инвестиций в банковское дело, агробизнес, производство потребительских товаров и логистику.

report.az

21:25
434
Нет комментариев. Ваш будет первым!